Школа КГБ: Путин повторяет путь Андропова? Или Николая Первого?

Л. Калашников: Любой вождь должен внимательно за окружением смотреть

Россия возвращается в 1848 год. В тот период правления императора Николая Первого, который дал начало последующему «мрачному семилетию», как называли его современники. С ужесточением цензуры, расцветом полицейско-бюрократической системы, внутренними и внешнеполитическими сложностями. К такому мнению пришли западные эксперты, анализируя нынешнюю ситуацию в нашей стране.

Ей посвящено сразу несколько публикаций независимых, как утверждается, авторов в разных европейских изданиях.

Особенно категорична Эллен Ивитс, корреспондент авторитетного немецкого журнала Stern («Звезда»). «В России идет трансформация гибридного авторитаризма в абсолютный, — утверждает она. — Кремль использует массовые репрессии против любых оппозиционных сил.

Юстиция привлекает к ответу сотни людей: за их выступление за освобождение Навального, за посты в социальных сетях или даже просто за то, что они оказались не в том месте и не в то время.

Основой для таких серьезных выводов, звучащих почти как обвинение, стали для журналиста «Stern» её пространные интервью с историком из Европейского университета в Петербурге Иваном Куриллой и московским политологом Андреем Колесниковым. Первый широко известен в узких кругах как специалист по истории российско-американских отношений. Однако о США, их роли в стойкой заморозке этих самых отношений в его высказываниях — ни слова.

«В исторической ретроспективе путинская Россия имеет гораздо больше параллелей с эпохой, которая уходит корнями в последние семь лет правления Николая — с 1848 по 1855 годы, — считает И. Курилла. — Глубоко напуганный революциями в Европе, император посвятил себя борьбе с любыми революционными идеями в своем государстве».

Попытки подавить все в стране предпринимает и Путин «из-за страха, что Россия может разделить судьбу соседних государств» (видимо, бывшего СССР — авт.), убежден профессор. «Как когда-то император, Путин прибегает к тем же средствам: запугиванию внутри страны и поддержке единомышленников за рубежом. Сегодня Кремль спешит на помощь белорусскому диктатору Лукашенко. Тогда, у царя, это была Австрия».

Такие вот параллели. В чем-то неожиданные. В чем-то пересекающиеся. Например, в части революций. В середине ХIХ века они буквально разрывали Европу на части, сметая границы, выжигая устоявшиеся порядки. И сейчас в западных странах не без штормовых волн, которые того и гляди захлестнут Европу. А оттуда ведь и до России недалеко…

Второго собеседника автора «Stern» политолога Андрея Колесникова возмущает тот факт, что (цитирую): «Путин совершенно открыто отворачивается от демократии. Ее место занимает идеология русского национализма, традиционализма и империализма. Вокруг собственной истории нагнетается истерия, создается настоящая мифология. При этом в путинском подходе к истории нет ни капли правды».

Последнее оставим на совести Колесникова. То ли истории Отечества не знающего, то ли не желающего её знать — так ведь проще жонглировать словами и фактами в интервью зарубежным изданиям.

Но что касается демократии, отношения Кремля к гражданским институтам, тут, как говорится, не поспоришь. Вопрос только в том, что это за институты, и каковы их цели.

А есть ещё институты государственные, унаследованные когда-то нынешним президентом. «Именно они помогли Владимиру Путину установить нынешний режим. Вся беда в том, что они слабые», — в этом убежден Тимоти Фрай, профессор Колумбийского университета, автор книги о российской системе власти.

Так что же, история повторяется? И вместо того, чтобы идти вперед, мы вместе с нашей страной возвращаемся вспять, на 178 лет назад?

— Нынешняя ситуация в России схожа с той, что была в 1982/83- годах, в период правления Андропова, тоже, как и Путин, экс-сотрудника КГБ, — считает Борис Вишневский, депутат законодательного собрания Петербурга нескольких созывов, фракция «Яблоко». — Я очень хорошо помню тот период. При нем так же закручивали гайки, затыкали народу рты. По счастью, продолжался тот период недолго и после него начались перемены. Сейчас у нас форменная андроповщина.

«СП»: — В чем она проявляется, на ваш взгляд?

— Растет число запретов. Под самыми разными предлогами. Вместо рассказов о науке, её достижениях, о культуре, экономических прорывах (которых, впрочем, как не было, так и нет), мы только и слышим, что об очередном чудо-оружии, которое «остановит агрессора», окружающего нас. Ну, просто сплошная осажденная крепость! Похоже, нынешняя власть только в таких условиях и может существовать. Это разве нормально?

«СП»: — Но можно ли не учитывать внешнее давление последних лет, Борис Лазаревич?

— На самом деле нет ни давления, ни угроз. Все это надумано действующей властью. Потому что руководить страной она может только в режиме запугивания. А большинство наших граждан хотят жить так, как живут люди в Евросоюзе. Быть частью ЕС. Чтобы и у нас, как там, соблюдались права человека, общечеловеческие ценности.

«СП»: — Иные из этих ценностей весьма сомнительны…

— Основные, среди которых равноправие граждан, независимо от их менталитета и ориентации, сменяемость власти, независимый суд, свободные СМИ и политическая конкуренция, там в неприкосновенности. В отличие от России.

«СП»: — А «цветные» революции, которые провоцирует по всему миру США с подручными из Старого Света — это тоже часть демократии?

— Нет никаких цветных революций. Есть ситуации, при которых власть настолько достает свой народ, что тот делает все возможное, чтобы её сменить.

«СП»: — Бомбежку Югославии натовской авиацией в конце 1990-х организовали, считаете, сами жители этого вполне благополучного в то время государства?

— Конечно. И не кучка заговорщиков, как у нас пытаются это преподнести. Кучка была в России в 1917 году.

«СП»: — Некоторые западные эксперты считают, что Владимир Путин медленно, но верно двигается от гибридного авторитаризма к абсолютному.

— Вне всякого сомнения. Если раньше мы в своей стране могли считать себя в безопасности, то теперь наоборот, страх проникает в нас, как в наших соотечественников в 1937-м. Государство приходит уже не только за теми, кто выступает против установленного режима, но и за сочувствующими, и теми, кто просто оказался не в том месте.

«СП»: — Вас послушаешь, ничего светлого в сегодняшней российской жизни нет…

— Есть — это наши замечательные, талантливые и терпеливые граждане. Им бы вдохнуть свежего воздуха, да побольше!..

Другое мнение у Леонида Калашникова, депутата Госдумы РФ, члена президиума ЦК КПРФ.

— Владимиру Путину, когда он пришел к власти, досталась страна фактически распадающаяся. Государственные институты не работали. Меры нужно было принимать очень быстро, — сказал «СП» Леонид Иванович. — Он попытался сформировать свою команду. В том числе, с помощью перераспределения ресурсов из государственных карманов в частные. Как делал это император Николай Первый.

В этом смысле, деятельность Путина сравнима с николаевским периодом середины ХIХ века. У Николая Первого, как известно, не получилось ни укрепить государство экономически, ни защитить его от внешних угроз. Внешнее влияние на внутреннюю политику и тогда, и сейчас, фактор дополнительный. Не он определяет ситуацию в стране. Можно говорить о том, что Россия — государство большое, сложное. Оправдывает ли это неудачи Кремля? Не уверен.

«СП»: — Начинал Путин в 2000-м как будто неплохо, уровень жизни при нем заметно вырос по сравнению, например, с временами Ельцина.

— А потом наступил, если помните, 2008-й год и Россия попала под общий мировой кризис. Не могла не попасть. Но и до этого шли, в общем, не в ту сторону. Преобразования Путина были направлены на создание не социального государства, а капиталистического, причем, первоначального накопления. Отсюда и олигархи с набитыми миллиардами карманами.

«СП»: — За 21 год у власти можно было, наверное, внести коррективы в управление государством, если хочешь послужить своему народу, а не кучке друзей? Опыт правления более чем достаточный!

— Опыт, безусловно, влияет на любого человека, но… Если создаешь преференции за счет государства, надо быть готовым к тому, что приближенные, привыкнув к этому, не захотят потом отойти от кормушки…

Впрочем, будем объективны, одной черной краской мазать годы президентства Владимира Владимировича неправильно. В конце концов, любому человеку свойственны те или иные пристрастия, ошибки. Важно вовремя с ними разобраться и исправить.

(Visited 28 times, 1 visits today)