Признание Крыма и авиабаза: Лукашенко перед трудным выбором

Изоляция со стороны Запада может, наконец, подтолкнуть Минск к углублению интеграции с Россией

После инцидента с посадкой в Минске самолета Ryanair Белоруссия все больше оказывается в воздушной изоляции. Лидеры Европейского союза и Великобритании 24 мая приняли решение закрыть для белорусской авиакомпании «Белавиа» воздушное пространство и аэропорты в Европе, а также призвали авиакомпании прекратить полеты в республику или над ее территорией.

Полностью прекратит авиасообщение с Белоруссией и перенаправит все рейсы в обход ее воздушного пространства и Украина. Хотя в 2020 году «Белавиа» была третьей по количеству выполненных в авиапространстве Украины полетов (10 644 полета). Депутаты Верховной Рады вообще призвали разорвать с республикой дипломатические отношения.

Более того, даже партнеры по ЕАЭС не спешат демонстрировать свою поддержку. Так, казахская авиакомпания Air Astana отменила запуск авиасообщения по маршруту Алматы — Минск, который планировалось открыть 31 мая 2021 года. Правда, решение это объяснили не политикой, а «низкой коммерческой загрузкой».

Россия, между тем, не собирается ограничивать авиасообщение с Белоруссией или транзит через ее территорию. В Росавиации заявили, что полеты российских самолетов над Белоруссией будут выполняться в штатном режиме. Кроме того, российские власти не стали осуждать партнеров по Союзному государству за инцидент.

В МИД РФ заявили, что считают задержание Романа Протасевича внутренним делом Белоруссии, а реакция Запада на посадку самолета назвали чрезмерной.

Сложившаяся ситуация, по мнению некоторых политологов, ставит Минск в зависимость от Москвы. Если раньше президент Белоруссии Александр Лукашенко играл в многовекторность и пытался «дружить» и с Украиной, и с ЕС, а интеграцию в рамках Союзного государства спускал на тормозах, теперь продолжать такую политику будет крайне проблематично.

До сих пор Лукашенко, несмотря на союзнические отношения с Россией, не признавал статус Крыма. Президент Белоруссии отказался и от размещения на территории страны российской авиабазы, хотя в сентябре 2015 года президент РФ Владимир Путин распорядился подписать соглашение о создании авиабазы в Белоруссии. Соответствующий документ был опубликован на официальном портале правовой информации. Однако глава соседнего государства позднее заявил, что речь о создании такой базы не велось.

Политолог, глава «Политической экспертной группы» Константин Калачев считает, что теперь Александру Лукашенко придется пойти на определенные уступки, но рассчитывать на то, что они будут принципиальными, зная характер белорусского президента, нельзя. Вполне возможно, что признание Крыма станет тем символическим жестом, которым он расплатится за поддержку Москвы, а экономическая интеграция так и останется вынесенной за скобки.

— Многовекторность Белоруссии закончилась, один из векторов сам «обрубился», поэтому осталась одна надежда на Россию. Можно ожидать, что в ближайшее время Лукашенко обратится к Москве за помощью, потому что Белоруссия будет терять миллиарды от экономических санкций.

Но, как известно, Александр Григорьевич гибкий и изворотливый политик. Все ожидали уступок уже после массовых митингов и их подавления в Белоруссии, но по факту ничего существенного так и не произошло. Теперь идет вторая серия, в которой Лукашенко выглядит загнанным в угол, чего всегда хотела от него Россия.

Если говорить об экономическом аспекте, Москва хочет, чтобы сотрудничество было взаимовыгодным, а не односторонним, чтобы крупные российские предприятия были допущены к белорусским активам, чтобы экономическая интеграция углублялась в части нормативной базы. В конце концов, чтобы белорусы стали частью технологической цепочкой для российских предприятий. Несмотря на все события, происходящее в последнее время, тема допуска крупных российских компаний на белорусский рынок так громко и не прозвучала.

Кроме того, Россия хочет единый эмиссионный центр, единую валюту. Если нельзя политически слиться в единое государство, можно начать с создания единой экономики.

«СП»: — Но ведь есть и политический аспект?

— Конечно, одним из важнейших политических вопросов является признание Крыма. Не готов гадать на кофейной гуще относительно позиции Лукашенко, но понятно, что для России это вопрос принципиальный, и от его решения во многом зависит отношение к Белоруссии, как к союзнику и партнеру.

Думаю, текущие события подталкивают Лукашенко к тому, чтобы сделать и символические жесты в адрес России, и реальные шаги на пути углубления интеграции. Но белорусский президент — партнер крайне сложный. Он считает себя отцом белорусской государственности, и для него сохранение суверенитета — важнейший вопрос. Поэтому он пытается всячески демонстрировать, что Белоруссия и Россия — братские страны, но как только речь заходит о серьезных делах, сразу же начинаются проблемы.

Также есть проблемы, связанные с обеспечением преемственности власти. Конституционная реформа в стране отложена и непонятно, как и кому Лукашенко собирается передавать бразды правления. Непонятна и ситуация с углублением экономической интеграции. Белоруссия заинтересована в российском рынке, но отдавать свои предприятия не готова.

Поэтому мне кажется, что самое легкое и простое, что может сделать Батька, чтобы удовлетворить российское руководство, это как раз признать Крым российским. Куда сложнее отдать контроль над своей экономикой или согласиться на общую валюту и единый эмиссионный центр. Вероятность уступок со стороны Белоруссии увеличивается, но я бы не обольщался, потому что Лукашенко тоже понимает, что раз поддержав его, российское руководство не может его бросить ни при каких обстоятельствах.

«СП»: — Может ли Россия вернуться к вопросу размещения авиабазы на территории Белоруссии?

— До встречи с Джо Байденом России не нужно педалировать вопрос баз, чтобы не обострять ситуацию. Но в целом к этому вопросу, безусловно, могут вернуться, и теперь Лукашенко крайне сложно будет отказать с учетом того, что он постоянно говорит об угрозе Запада.

Соответствующие переговоры провести можно, чтобы заручиться поддержкой на тот случай, если это размещение в ближайшем будущем понадобиться. Но не в публичном пространстве. Для России на самом деле сейчас тоже открывается окно возможностей. Мы — единственная сила, которая может влиять на Лукашенко, даже в отношении судьбы задержанного блогера.

Кандидат политических наук, генеральный директор Центра изучения кризисного общества Максим Вилисов считает, что даже нынешняя ситуация вряд ли принципиально повлияет на отношения Минска и Москвы.

— Лично я считаю, что пока Александр Лукашенко сохраняет власть, в российско-белорусских отношениях не будет изменений по целому ряду причин. Он вряд ли готов меняться, и даже сложившиеся обстоятельства его не сильно волнуют. Он неоднократно показывал, что ситуацию внутри республики контролирует полностью, и внешние изменения не заставят его пойти на серьезные уступки.

«СП»: — Но ведь то же признание Крыма не потребовало бы от Лукашенко что-то менять внутри страны?

— Тем не менее, для него это вопрос отчасти принципиальный. Даже сейчас он не хочет закрывать для себя возможность проводить многовекторную политику. А признание Крыма будет однозначно означать именно это. Лукашенко же хочет вести игру из разряда «и вашим, и нашим», чтобы в случае чего побежать на Запад и просить защиты от России, которая хочет его поглотить. А сегодня помимо этих полюсов появился еще и Китай.

Признание Крыма сейчас никаких бонусов для Лукашенко не несет. Если он сразу не признал статус полуострова, но Россия продолжала его поддерживать финансово и политически, зачем ему делать это сейчас?

(Visited 15 times, 1 visits today)