Структуры ЦРУ и НАТО вновь готовят плацдарм в Грузии

Закавказье – жизненно важный для России регион. А Грузия – в каком-то смысле «ключ» к нему. Новая партия ЕРИ, набирающая силу в Грузии, может не только открыть новую страницу грузинской государственности, но и решить геополитические проблемы России. Пока же это страна с неопределённой политической ориентацией, полагает Александр Дугин.

26 мая принято считать датой возникновения современной Грузии. В 1918 году в этот день была распущена созданная после падения Российской Империи Закавказская Демократическая Федеративная республика, и Грузия стала на время самостоятельным государством. Совсем ненадолго, так как в скором времени она вошла в состав СССР – красной Империи.

Какова дальнейшая судьба Грузии? Об этом в своей авторской программе «Директива Дугина» на телеканале Царьград рассуждает политолог и философ Александр Дугин.

«Вторично в ХХ веке Грузия получила независимость после краха СССР. И снова переломным моментом было 26 мая – на сей раз 1991 года, когда состоялись президентские выборы, на которых победил Звиад Гамсахурдия.

На сей раз грузинское государство оказалось более долговечным, хотя и погрузилось в непрерывный водоворот кровавых гражданских войн, этнических конфликтов, переворотов, политических столкновений.

В 2008 году, когда у власти в Тбилиси оказался невменяемый проамериканский клоун-либерал Михаил Саакашвили, спровоцировавший конфликт с Россией, Грузия лишилась значительной части своих территорий, а Южная Осетия и Абхазия получили независимость.

Последние 30 лет Грузии катастрофически не везло. Конечно, распад СССР нанёс колоссальный вред всем его народам и государствам, возникшим на руинах. Сбросив коммунистическую идеологию, почти все они оказались под властью идеологии либеральной и, соответственно, под прямым контролем глобалистского Запада.

Особенность Грузии заключалась в том, что её вожди и часть населения стремились зайти в сторону Запада дальше и быстрее остальных, порывая для этого с православной идентичностью, несопоставимой с либерализмом, с историческим союзом с Россией, все положительные моменты которого грузины, казалось, в одночасье дружно забыли, и с советским прошлым, где грузины, начиная со Сталина, играли не последнюю роль.

Тбилиси стал восприниматься как главный пронатовский атлантистский либеральный полюс на всём постсоветском пространстве, как форпост глобализма и главная опора либеральных структур на Кавказе и в Евразии в целом.

Пройдя череду потрясений, переворотов, цветных революций, войн и утрату территориальной целостности, Грузия лишь в 2021 году несколько разочаровалась в атлантистской политике, и место невменяемого Саакашвили занял намного более умеренный и взвешенный Бидзина Иванишвили. Конечно, он не сменил атлантистский курс на евразийский окончательно, но политика стала более рациональной и вменяемой.

Однако это было лишь временным компромиссом и не давало ответа на главный вопрос: какой должна стать современная Грузия? Куда ей идти? Какова её идентичность? Кто её друг, а кто враг в новом многополярном мире?

В 2021 году Иванишвили покинул и политику, и Грузию, оставив после себя не слишком эффективную структуру «Грузинская мечта». Вопрос о судьбе и о мечте Грузии снова ставился очень остро.

Сторонники Саакашвили с опорой на никак не умирающего филантропа-миллиардера Джорджа Сороса и на структуры ЦРУ и НАТО стали готовиться к реваншу, несмотря на то, что большинство грузин сегодня этот курс единодушно отвергают. Но и компромиссы «Грузинской мечты», особенно после ухода Иванишвили, явно не представляют собой альтернативы.

Именно в такой ситуации в Грузии только что, как раз накануне 26 мая, была создана новая политическая сила – движение ЕРИ (народ), которое возглавил знаменитый грузинский поэт, политик, общественный деятель Леван Васадзе.

Почти сразу эксперты и аналитики стали предрекать ЕРИ победу. У одних это вызвало восторг, у других – ярость. Но эта новая партия резко изменила баланс грузинской политики.

Как относиться к движению Васадзе нам, русским? Здесь надо учитывать много факторов. Позитивно то, что ЕРИ выступает за православную идентичность Грузии, за возврат к нормам традиционного общества, защищает традиционную семью, резко противостоит глобализму и ультралиберализму, категорически отрицает гендерную политику и cancel culture.

Но при этом следует учитывать, что Леван Васадзе – убеждённый грузинский патриот, в чём-то даже грузинский националист. Он строит свою программу на восстановлении территориальной целостности, настаивает на полном суверенитете. Он далеко не прозападный, но и далеко не пророссийский политик. Это может создать для Москвы некоторые проблемы.

Станет ли созданное в столь значимом для грузинской истории политическом мае движение ЕРИ новой страницей грузинской государственности, мы увидим позднее. Но в любом случае Грузия – это ключ ко всему Закавказью.

Если Россия хочет решить свои геополитические противоречия в этом жизненно важном регионе, что исключено при однозначно прозападном политике, но теоретически возможно, хотя ох как непросто, при истинном национальном лидере, надо присмотреться к фигуре Васадзе и движению ЕРИ внимательнее.

Это была моя директива о Грузии и новом повороте в её политической истории».

(Visited 86 times, 1 visits today)