Качели правосудия для русских: отпустить в зале суда и посадить на восемь лет

Анатолий Грудистов приехал выручить подругу друга и стал невольным убийцей. Отец двоих детей находится под следствием второй год. В первый раз присяжные решили, что полутора лет тюрьмы будет более чем достаточно. Родня погибшего подала апелляцию. Этой весной новый состав присяжных вынес Грудистову другой приговор: восемь лет колонии строгого режима. Царьград разбирался в хитросплетениях этого судебного процесса.

Ранним утром в воскресенье у выхода из ивановского клуба «Рокко» стояли две девушки. Одна из них вызывала такси. Из соседнего заведения вышла шумная компания. От неё отделился молодой человек и подошёл к девушкам. К одной из них он, по словам свидетелей, стал приставать. Когда девушка начала сопротивляться, он ударил её в лицо.

Затем, с её слов, несостоявшийся ухажёр пообещал скинуть её с парапета. Девушка спешно позвонила своему молодому человеку и попросила приехать за ней. Тот примчался к клубу не один, вместе с товарищем. Начались разборки, кто виноват. Обидчик девушки был пьян.

Уладить конфликт на словах не удалось, завязалась потасовка, в которой участвовала охрана и посетители. Во время драки, быстро превратившейся в свалку, прозвучал выстрел. Пуля из травматического пистолета попала в глаз 27-летнему Фазилю Балаеву. Он скончался в прибывшей скорой. 28 июля 2019 года стало последним днём в его жизни.

Стрелявший в него явился в полицию. Им оказался местный житель Анатолий Грудистов. Выяснилось, что разрешение на оружие у него было, а выстрел, по его словам, был случайным. Ему предъявили обвинение в умышленном убийстве, после чего отправили в СИЗО. Там он провёл более 10 месяцев. Прокурор требовал отправить его в тюрьму на девять лет и 10 месяцев, но решить судьбу Анатолия должны были присяжные.

От того, каким будет состав присяжных, нередко зависит исход резонансного процесса. О том, как происходит отбор тех, кто решает исход громких дел, рассказал адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов «Князев и партнёры» Андрей Князев.

«Стать присяжным заседателем может любой дееспособный гражданин нашей страны, который достиг возраста 25 лет, не был судим и не состоит на учёте в наркологическом или психоневрологическом диспансере. Списки присяжных формируются на основе случайной выборки из электронной базы избирателей «ГАС Выборы». Кандидатов для конкретного процесса отбирают также случайным образом и вызывают в суд повесткой. Человек имеет право взять самоотвод. А может просто не явиться: наказания за это не предусмотрено.

Выбирается шесть присяжных заседателей и два запасных. Проблемы с формированием состава присяжных чаще всего связаны с жизненными обстоятельствами. Не каждый человек может посвятить участию в судебном процессе столько времени, и не каждый работодатель готов отпустить сотрудника так надолго: процессы бывают многоэпизодные, затяжные, длятся долгие месяцы. Поэтому присяжными часто выступают домохозяйки, пенсионеры и предприниматели, которые больше распоряжаются своим временем.

Кандидатуру присяжного имеют право отвести судья, адвокаты и представители обвинения. Это зависит от многих факторов. Например, если выяснится, что человек был ранее судим или у него брат – полицейский, и потенциальный присяжный не может быть беспристрастен к правоохранительным органам.

Каждый присяжный говорит судье, насколько он может быть объективным и справедливым в данном процессе, нет ли у него каких-либо препятствий. Скажем, он живёт рядом с потерпевшим и хорошо к нему относится или, наоборот, приходится обвиняемому кузеном и т.д. В маленьких городах, где люди через одного знакомы, такое вообще довольно часто встречается, а вот в Москве и Московской области – реже.

У присяжных особая роль. Они не определяют способ, которым совершено преступление, на выносят наказание, а отвечают на конкретный вопрос житейского свойства: было или не было.

Серьёзное влияние на присяжных могут оказывать средства массовой информации, особенно если дело громкое. Они – живые люди, читают публикации в интернете, смотрят телевизор и так или иначе находятся в информационном поле, а значит, могут исподволь встать на чью-либо сторону.

Случаи, когда на присяжных пытаются повлиять, особенно на старшину, бывают. Но сделать это довольно сложно. С шестью людьми гораздо сложнее договориться, чем с одним. Такие вещи довольно серьёзно пресекаются, ведь присяжные на время исполнения своих обязанностей в определённой степени становятся судьями, и на них распространяется государственная неприкосновенность и государственная защита.

Обвинение и защита могут повлиять на формирование состава присяжных только тогда, когда найдут веское основание для отвода конкретной кандидатуры. Выбрать своего (присяжного – ред.) невозможно. В коридоре подстерегать или по месту жительства, как-то договариваться – это уголовное преступление, и довольно серьёзное. Такие примеры есть, и виновных уже привлекли к ответственности.

Я не знаю случаев, когда сознательно пытаются формировать состав шли адвокаты, или правоохранительные органы. Возможно, в этом просто нет необходимости: многие оправдательные приговоры, которые вынесли суды присяжных, отменяются вышестоящей инстанцией,– объясняет Князев.

В ходе следствия выяснилось, что убитый был пьян. Адвокат обвиняемого Олег Бибик впоследствии сообщил, что в крови убитого было 2 промилле алкоголя, что равносильно бутылке водки.

Она (девушка, к которой приставали – ред.) участвовала в процессе оба раза. Допрашивалась в качестве свидетеля, пояснила, как развивались события. Даже по прошествии времени она плакала: так была напугана действиями этой группы азербайджанцев, прежде всего Балаева, который нанёс ей побои, угрожал ей убийством, грозился сбросить с парапета – в этом месте у бара он очень высокий. Её подругу угрожали изнасиловать. Они были очень напуганы. Поскольку там происходила драка и азербайджанцы усиленно рвались в помещение ночного клуба, охрана была занята тем, чтобы не допустить их туда. Ещё до появления Грудистова охрана вызвала полицию: нажала тревожную кнопку. Но полиция не ехала. Не ехала долго: минут 30-40. За это время всё и произошло. Полиция появилась тогда, когда Балаев был уже мёртв,– рассказал Царьграду Бибик.

Присяжные посчитали, что в «умышленном убийстве», максимальный срок за которое составляет 15 лет, Анатолий не виноват.

8 июля 2020 года Ленинский районный суд Иванова огласил приговор: присяжные признали Грудистова виновным в «причинении смерти по неосторожности», но и заслуживающим снисхождения. Его приговорили к году и шести месяцам ограничения свободы. К этому времени он почти 11 месяцев провёл в СИЗО. Суд учёл это, и мужчину освободили в зале суда. Однако это не освободило его от выплаты семье погибшего 700 тысяч рублей за «моральный вред».

Приговор не устроил ни прокурора, ни родню Фазиля. Они подали две апелляции в Ивановский областной суд. 15 октября 2020 года там отменили приговор Грудистову. Уголовное дело снова отправили в Ленинский районный суд, но с оговоркой: состав присяжных должен быть другим.

Суд состоялся в мае нынешнего года. Дело рассматривал Ленинский районный суд города Иванова. Решение о виновности или невиновности подсудимого предстояло вынести присяжным заседателям.

Позиция сторон по своей сути не изменилась. Защита Грудистова снова просила применить 73-ю статью Уголовного кодекса, назначив условное наказание, учесть и явку с повинной, и помощь следствию, выплату компенсации семье убитого – 120 тысяч рублей за нанесение морального вреда, наличие двух маленьких детей… Прокуратура требовала 10 лет строгого режима.

В своём последнем слове Анатолий обратил внимание на интересную деталь – состав присяжных заседателей.

До этого были присяжные из разных слоёв населения. Теперь почему-то все присяжные с высшим образованием, среди них бывшие сотрудники оказались. Были ещё присяжные, чьи родственники были осуждёнными. Некоторые присяжные скрыли, что знакомы с прокурором. Этот процесс больше напоминает фейковый и карательный, когда присяжных подбирает прокуратура вместе с помощником судьи.

Приговором недовольны все
Второй состав присяжных вызвал вопросы и у адвоката Грудистова – Олега Бибика.

«Мы обратили внимание, что кандидатов в присяжные отбирали очень длительное время. Среди них оказались лишь лица с высшим образованием, тогда как у нас по результатам последней переписи доля лиц с высшим образованием – менее 25%. Мы усомнились, что это и есть та самая случайная выборка, которую предусматривает закон. В результате такой «случайной» выборки в состав присяжных попали совсем не случайные люди. Сторонам предоставляется очень незначительная информация о присяжных. При отборе они обязаны честно и правдиво отвечать на вопросы, которые им задают стороны. Но эта честность далеко не всегда имеет место. Кандидаты в присяжные иногда скрывают информацию о себе, которая является важной, значимой и может стать основанием для их отвода. Так было и в этом случае.

В ходе первого суда подозрений в ангажированности, заинтересованности присяжных у нас не было. Здесь же такие подозрения у нас появились после вердикта. Мы стали пристально смотреть, кто же у нас вошёл в коллегию присяжных заседателей. И выявили несколько интересных особенностей. Половина из них в прошлом работала в силовых структурах. Двое имели высшее юридическое образование. Двое из шести являлись председателями участковых избирательных комиссий, то есть людьми, которые в принципе заранее знают, какой результат голосования властям нужен. При опросе некоторые присяжные скрыли, что знакомы между собой или знакомы с государственным обвинителем. Скрыли они и то, что имеют близких, только что освободившихся из мест лишения свободы и сотрудничающих с обвинением. Кроме того, в ходе второго рассмотрения уголовного дела Грудистов, в частности, говорил, что помощник судьи неоднократно заходил в комнату присяжных. Он связывает этот факт с оказанным на них совершенно недопустимым воздействием: присяжные не имеют права общаться ни с кем из участников рассмотрения дела. Государственный обвинитель ещё до судебных прений излагал присяжным собственную оценку доказательства – так, как будто он сам являлся очевидцем происшествия. Показывая при просмотре видео с места происшествия, кто есть кто, объяснял, кто какие действия совершает – фактически давал свидетельские показания. И это всё происходило при полном попустительстве председательствующего по делу. Судья не делал ему никаких замечаний. Обвинение сообщало присяжным заведомо ложную информацию о Грудистове. Они совершенно беззастенчиво именовали его бандитом, убийцей, сообщали какие-то глупости, что он в прошлом участвовал в каких-то криминальных разборках, хотя тот совершенно адекватный человек и не имел никакого отношения к криминалу».

Предполагая, что при таком составе присяжных приговор будет суровым, Анатолий не ошибся. На этот раз его признали виновным в умышленном убийстве, и суд приговорил его к восьми годам колонии строгого режима. Сумма морального ущерба выросла до 2 миллионов рублей.

Приговором недоволен и отец погибшего.

В этом процессе мы ставили вопрос о том, что здесь не может быть убийства по неосторожности, а речь идёт об умышленном убийстве. Присяжные с нами согласились и вынесли свой вердикт. Прокурор просил 10 лет, суд назначил наказание в виде восьми лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима и взял Грудистова под стражу в зале суда. С него взыскано 2 миллиона рублей, в том числе за услуги адвокатов. Отец убитого Фазиля Балаева решил обжаловать приговор. Он считает, что восемь лет – это недостаточно, наказание должно быть более суровым. Соответствующую жалобу он написал и отправил в суд,

– рассказал адвокат Самеддина Балаева, отца погибшего, Сергей Травин.

Самеддин Балаев считает, что срок, к которому приговорили Грудистова, должен быть больше.

«Приговор очень плохой. Восемь лет дают, животных когда убиваешь (двум хабаровским живодёркам, убившим не один десяток животных дали четыре и три года колонии общего режима соответственно – ред.). А это (речь идёт о Фазиле – ред.) живой человек».

Однако нельзя не заметить, что Анатолий стал единственным человеком, заинтересовавшим следствие, хотя в драке участвовало с десяток человек.

Следствие не занималось ими. Уголовного преследования участников драки не было. И административки никакой не было.

Анатолий и его супруга Алёна уверены в ангажированности присяжных.

Непонятно, как формировался состав присяжных, насколько это по правилам происходило. Он собрался не сразу. Процесс должен был начаться в январе. Из суда позвонили и сказали, что пришёл только один человек, набирать присяжных не из кого. Их набрали только через месяц, и это первая причина усомниться в прозрачности процедуры. Кроме того, как выяснилось уже после процесса, у каждого заседателя была интересная биография. Один – бывший подполковник налоговой полиции, три человека – с юридическим образованием… Как так получилось? Помимо бывшего работника органов, там была его знакомая – супруга сослуживца, и во время процесса они знакомства не скрывали. Для нас очевидно, что эта выборка была неслучайна,– говорит Грудистова.

Через пару недель после вынесения приговора стало известно, что одной из шести присяжных стала супруга предпринимателя, осуждённого за мошенничество на восемь с половиной лет. По совпадению дело этого предпринимателя по линии обвинения вёл прокурор, представлявший обвинение на втором процессе по делу Грудистова.

«Приговор, естественно, будет обжаловаться, – сказала Алёна Грудистова. – Будем идти до конца, добиваться справедливости».

Адвокат Олег Бибик рассказал, что для этого сделано.

Мы уже подали апелляционную жалобу – пока краткую. Потому что ещё не готов протокол судебного заседания, мы с ним ещё не ознакомлены. В этой жалобе мы говорим, например, что в судебном заседании в самом начале процесса при просмотре видеозаписи камер наружного наблюдения возле бара «Рокко» присяжный заседатель, оценивая действия подсудимого, допустил выкрик с места. Он сказал, что выстрел Грудистова произведён почти в упор. Тем самым он высказал своё мнение по делу ещё до обсуждения вопросов при вынесении вердикта присяжными и этим оказывал на них воздействие. Председательствующий в такой ситуации по закону обязан был немедленно освободить его от дальнейшего участия в деле и заменить запасным присяжным. А председательствующий ограничился лишь обращением к присяжным, в котором попросил сдерживать свои эмоции.

(Visited 240 times, 1 visits today)