«Северный поток-2» загоняет Зеленского в угол: Польшу надо отсекать

Что будет с украинским транзитом газа после 2024 года

Россия не намерена отказываться от транзита газа через Украину, и будет полностью выполнять условия пятилетнего контракта, который был подписан между сторонами, несмотря на «всякие сложности сегодняшнего дня». Об этом 13 июля в эфире «Россия 24» заявил президент РФ Владимир Путин.

Тем самым, глава государства, по сути, еще раз подтвердил позицию Москвы относительно украинского транзита, которую он обозначил ранее на Международном экономическом форуме в Петербурге. А именно, что между РФ и Украиной действует транзитный договор, требованиям которого российская сторона в этом вопросе и будет неукоснительно следовать. При этом Путин не исключил возможности загрузки ГТС Украины и после истечения срока договора, отметив, что российская сторона готова к этому, но «нужна добрая воля» со стороны Киева.

Напомним, в соответствии с транзитным соглашением, подписанным между Газпромом и Нафтогазом в конце 2019 года, Россия гарантирует прокачку 65 млрд. кубометров газа в первый год и по 40 млрд. — в последующие четыре.

Все это, надо полагать, Украину, взявшую, кстати говоря, после Майдана курс на энергетическую независимость, устраивало. Нам даже неоднократно с той стороны махали ручкой: «Остатне прощавай!» — мол, Украина больше не зависит от «неправильного газа» из «страны-агрессора».

И вот теперь, когда проект «Северный поток-2» фактически подошел к своему завершению, выясняется, что российский газ «незалежной» просто жизненно необходим. При этом она начинает грезить о каких-то компенсациях и поднимает планку претензий не только к России, но и к западным партнерам.

Дошло до того, что Владимир Зеленский, будучи на этой неделе в Берлине с рабочим визитом, якобы потребовал у канцлера Германии Ангелы Меркель гарантий транзита российского газа через Украину на ближайшие 10−15 лет. О чем сам украинский лидер сообщил накануне в ходе общения с журналистами в рамках конференции «Украина 30. Гуманитарная политика».

И Меркель, если верить Зеленскому, пообещала поспособствовать…

Похожий ультиматум вслед за президентом выдвинул России глава компании «Оператор ГТС Украины» Сергей Макогон.

В интервью местному изданию «Лига» он заявил, что Киев рассматривает лишь один вариант «компенсации» от запуска газопровода «Северный поток -2» — новый 15-летний контракт на транзит российского газа в объеме 45−50 млрд. кубов в год с финансовыми гарантиями европейских банков или компаний.

Но почему, собственно, на Украине решили, что могут диктовать нам условия, куда и как мы должны качать наш газ?

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила ведущего эксперта Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислава Митраховича:

— Украинские власти, в принципе, не могут ничего требовать. На основании чего?

Они могли бы что-то требовать, если, допустим, их согласие на проект означало бы безусловный успех этого проекта, а отсутствие согласия означало бы его крах. Но ведь это не так.

Никакого согласия Украины — фундаментального — для того, чтобы проект «СП-2» был реализован и запущен, не было. Поэтому все, что они могут, это, грубо говоря, взывать к своим старшим политическим патронам для того, чтобы они предприняли какие-то дополнительные шаги. Хотя не совсем понятно, почему эти дополнительные шаги не были успешными в предыдущие месяцы и годы, а должны быть успешными сейчас.

Что касается указанных параметров — 45−50 млрд. кубов, то такой контракт будет возможен только при сочетании двух условий.

«СП»: — Поясните.

— Во-первых, Киев должен доказать, что их ГТС будет более эффективным маршрутом, чем газопровод «Ямал — Европа». То есть, если Украина выступит против Польши фактически в этой ситуации.

«Ямал — Европа» — это 30 с небольшим миллиардов кубометров газа. Плюс в Европе в ближайшие годы будет наблюдаться снижение собственного производства газа. Уже в 2022 году будет выведено из эксплуатации Гронингенское месторождение в Нидерландах, которое раньше давало очень много газа и снабжало им пол-Европы.

Вот если в Европе будет расти спрос именно на импортный газ за счет сокращения собственной добычи, то Газпром может сохранить транзит через Украину, если она предложит более выгодные экономические условия транзита.

Тем более что у Газпрома нет сейчас никаких долгосрочных соглашений с Польшей по этому вопросу. У нас с поляками долгосрочный контракт на транзит закончился, остался только механизм краткосрочного бронирования. Поэтому там нашу компанию, в принципе, ничего не связывает.

Но еще раз отмечу: это в том случае, если Киев предложит экономические условия, которые будут лучше, чем польские. Ну, и если Украина сделает какие-то политические шаги навстречу России, которые будут означать, что отношения у нас не такие, что сегодня мы обсуждаем с вами контракт, а завтра будем обсуждать разрыв торговых отношений.

А услуги по транзиту газа, это разновидность торговых отношений.

Так вот, если они скажут, что готовы с Россией отношения (хотя бы экономические) нормализовать, то мы готовы предложить экономический контракт на транзит, который будет лучше, чем предложение Польши. Потому что сейчас транзит через Украину дороже, чем через систему «Ямал — Европа».

То есть, шанс у Украины остаться страной-транзитером появляется. Но достаточно призрачный. Тут несколько условий должно совпадать.

А самое главное, Украина должна сказать, что будет играть против Польши, что пока выглядит сомнительно. Но теоретически это может произойти.

«СП»: — Если Киев не воспользуется этим шансом, что тогда?

— Тогда все, что после истечения текущего контракта остается Украине, это в лучшем случае 20−25 млрд. кубометров в год. Контракт, напомню, истекает в конце декабря 2024 года. Но есть страны, вроде Словакии, Молдавии, которые удобней снабжать через Украину, поэтому какой-то минимальный транзит, возможно, останется.

А так, все сегодняшние украинские заявления — это просто хаотические попытки что-то поймать, словить, когда уже основные ошибки были в прошлом допущены.

И конечно, выставлять нам ультиматумы — любые — абсолютно непродуктивно и бессмысленно.

15-летний контракт — это какие-то несерьезные разговоры. Что касается объемов, то, как я уже сказал, 40−50 млрд. кубов возможно в случае, если мы запускаем «Северный поток-2». И дальше нам нужно решать — мы сохраняем транзит через Украину или через Польшу.

Если Украина готова будет играть против Польши, то, теоретически, шанс на 40−50 млрд. транзита у них остается на какой-то срок. Но не на 15 лет.

Это — один сценарий, который, на мой взгляд, вероятен процентов на двадцать.

«СП»: — Насколько вероятно, что украинские власти «выбьют» какие-то компенсации из-за запуска «СП — 2»?

— С нашей стороны компенсация может быть только в виде контракта, если Украина готова играть против Польши. Если не будет варианта конфронтации с Польшей, и не будет замены польского маршрута на украинский, то у них останется 20−25 млрд., максимум, а то и меньше.

Этого им не будет хватать для поддержания ГТС в полном виде. Придется ее частично сокращать, оставить только те маршруты, которые окажутся востребованными… и т. д.

Какие компенсации? Это все попытки сделать хорошую мину при плохой игре. Они все давно уже проиграли.

Сейчас там много разговоров про «зеленый» водород, для транзита которого они собираются использовать свою ГТС. Но из чего этот водород они собираются делать? Из российского газа?

Так Россия сама может транспортировать метановодородную смесь по «Северным потокам» и даже по системе «Ямал — Европа» — это современные трубы. А чтобы Украина могла поставлять водород, в ее ГТС надо вложить кучу денег — миллиарды долларов.

Но кто захочет вложить столько средств в украинскую ГТС без гарантий ее загрузки?

«СП»: — Там, вроде бы, уже идут разговоры о продаже трубы?

— Кому продать? Продать можно тем, кто будет понимать, что газотранспортная система будет загружена, будет приносить деньги. Без гарантии загрузки это чемодан без ручки.

Конечно, ГТС можно раздробить на отдельные части под конкретные маршруты — в Словакию, Молдавию или на Север Италии. В полном объеме, кому она нужна? На металлолом, если только?

Покупают актив тогда, когда есть гарантия загрузки. Например, если мы точно будет знать, что между Россией — Польшей тотальная конфронтация, маршрута через Польшу нет, и маршрут через Украину востребован. В таком случае могут прийти инверторы и что-то там купить.

Без гарантии загрузки российским природным газом или водородом, который делается в России, никому украинская труба не нужна.

(Visited 144 times, 1 visits today)