«Борщевой набор» от шеф-повара из Китая

Русская политическая кухня нуждается не только в смене рецептов

На фоне дикого роста цен и падения доходов мало кому удается разглядеть хоть какой-то реальный просвет. Даже обещанное властями и разрекламированное на всю страну снижение цен на продукты, входящие в «борщевой набор», ожидается (но не факт, что произойдет) только к концу лета.

Это так осторожно Минсельхоз прогнозирует, уповая на новый урожай. А как будет в реальности — кто знает…

Но вот у главы Минэкономразвития Максима Решетникова получилось узреть восстановительный рост экономки страны и даже возможности для дальнейшего роста.

На что известный экономист Михаил Делягин отреагировал со свойственной ему прямотой: «Для того чтобы в сегодняшней России говорить о реальном росте экономики и реальных доходах населения, надо обладать просто уникальным бесстыдством».

Кто прав? Наверное, истина все же — на дне тарелки. Но пока мы в ставшем роскошью борще ковыряемся, наш сосед — из числа бывших наших же «учеников» — просто живет нормально и развивается стремительно.

Современный Китай некоторые наши сограждане рассматривают как альтернативу распаду СССР и страну с удавшейся «перестройкой». Поэтому практически все сравнения проходят, к сожалению, не в нашу пользу. Китайский экономический рост, достигающий 6−8% в год, давно уже является объектом вожделения российского руководства и экономистов, и даже сам Антон Силуанов в свое время возжелал научиться у китайских коллег практикам стимулирования.

— Причин, которые объясняют разницу в темпах роста, много, но некоторые из них можно исправить. Среди них — ответственность элит и равенство всех перед законом, а также структурные особенности экономики, — считает президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич:

— Провалы и ошибки случаются везде, но важнее реакция системы, которая на них следует. Давайте рассмотрим пару-другую громких эпизодов, которые за последнее время случились в наших странах.

Не так давно в Китае, в Нанкине, произошла новая вспышка инфекции коронавируса — 233 случая. Причиной послужила халатность председателя «Eastern Airports» — компании, управляющей аэропортом Нанкина, господина Фэн Цзюня, допустившего заражение у одного из сотрудников аэропорта, и которое было установлено в ходе регулярного тестирования.

Органы власти не обратили никакого внимания на регалии чиновника, отстранив его и начав расследование. Теперь господину Фэню грозит реальный тюремный срок, при этом наказаны были и десятки менее ранговых и влиятельных госслужащих, также допустивших оплошности в борьбе с пандемией.

То есть довольно четко виден справедливый принцип — законы и правила для всех одинаковы, любой нарушитель независимо от своего влияния и положения понесет наказание. Кстати, символично, что расследование инициировала комиссия КПК по проверке дисциплины. То есть сама партия очищает свои ряды.

В то же самое время в России в сфере инфраструктуры случаются проблемы и посерьезнее: недавно весь Транссиб встал на 5 дней из-за аварии на участке Забайкальской железной дороги, а через несколько дней после этого произошел разлив 300 тонн авиационного керосина, который отравил 2 га земли, а часть топлива попала в воды реки Алеур.

При этом власти скрывают наличие токсичного гептила в топливе. Только остановка Транссиба сократила в 2021 году экспортный потенциал России на $ 500−550 млн., и это те деньги, которые мы потеряли как страна.

«СП»: — Традиционно, у нас в стране в подобных случаях быстро находят «стрелочника». А на этот раз, скорее всего, так будет и в самом прямом смысле?

— А давайте посмотрим на судьбу господина Александра Скачкова, который управляет Забайкальской железной дорогой, и сравним последствия по сравнению с господином Фэн.

Александр Скачков в этом году был награжден медалью ордена «За заслуги перед отечеством» II степени, и этому не помешали ЧП на вверенной ему магистрали.

Теперь Скачков собирается, как пишут СМИ, баллотироваться на выборы в парламент.

Подобный случай — далеко не исключение. Можно вспомнить дело «Оборонсервиса», одним из фигурантов которого стала Евгения Васильева. Несмотря на доказанные факты участия в многомиллиардных коррупционных схемах, ее наказание по большей части ограничилось комфортабельным домашним арестом, после которого Евгения Николаевна успела закончить магистратуру МГУ, снимать клипы про «тапочки» и стать почетным членом Российской академии художеств.

Вопросы возникают и к самому министру обороны в этот период — Анатолию Сердюкову, который после всего случившегося был амнистирован без какого-либо наказания и занял ряд ключевых постов в российских госкорпорациях.

Другой случай- нашумевшая история с Вадимом Белоусовым.

Все эти примеры показательны отношением к высоким чинам, как к людям, находящимся над действующими законами, и это приводит к потерям и тормозит экономический рост. Все должны быть равны перед законом, а высокие должности последний раз защищали от правосудия только в феодально-сословном обществе, которое в свое время в России было разрушено катком революции. В итоге изменения и модернизация тогда стоили нам очень дорого, и тогда мы стали тем примером, на который уже начал равняться Китай.

«СП»: — Похоже, Китай так и продолжает держать равнение на выбранные тогда идеалы. Но в экономике этой страны постоянно происходят серьезные изменения…

— Это еще одна причина — особенности структуры экономики. У нас принято считать, что Китай — это страна, где государство всесильно, а государственный сектор тотально доминирует. На самом деле все далеко не так. В Китае на малый и средний бизнес приходится порядка 60% ВВП, а большая часть работников занята именно в частном секторе. Так, доля государственного сектора в экономике менее 40%. В России, для сравнения, доля МСП в ВВП составляет менее 20%, а доля государства в экономике превышает по разным оценкам 60%.

Давайте посмотрим на последние экономические новости из Китая: частный сектор за 7 месяцев 2021 года на 31% увеличил объем приходящегося на него товарооборота до 10,23 трлн. юаней ($ 1,57 трлн.), что составило 47,9% от всего товарооборота Поднебесной за период. При этом частники дали 56,8% от объема экспорта и 37,2% импорта. Получается, в Китае экспорт развивается во многом благодаря частному бизнесу.

И частный бизнес работает и приносит пользу экономике, потому что понимает, что закон один для всех: и для маленького цеховика, делающего чехлы для телефонов на экспорт, и для большого партийного бонзы. А если кто-то становится «равнее», то деньги сразу же начинают уходить в офшоры, а экономический рост плавно сдуваться, лишь раздувая бесконечные государственные корпорации и увеличивая монополизацию, что мы прекрасно видим в своих широтах.

(Visited 10 times, 1 visits today)