Анкара едет в Киев, чтобы показать России, кто хозяин на Черном море

Прежде чем принимать участие «Крымской платформе», Турции стоило вспомнить о ситуации с курдами и Кипром

Крымские татары Турции призвали власти страны отказаться от участия в саммите «Крымская платформа», который 23 августа проводят власти Украины.

По мнению председателя Федерации крымско-татарских обществ Турции Унвер Селя, участие глава турецкого МИД может негативно повлиять на интересы Турции в международных и региональных вопросах.

«Наш исторический опыт доказывает, что участие в таких организациях, которые содействуют вмешательству в ситуацию внерегиональных игроков, не приносит Турции никакой пользы, о чем свидетельствуют те территориальные потери, которые мы понесли после Крымской войны», говорится в открытом письме главы Федерации.

Унвер Сель считает, что участие Турции во встрече, за которой стоит ряд американских неправительственных структур, поставит крымских татар в тяжелое положение, а также может обернуться угрозой региональной безопасности от Каспийского до Черного моря, от Кавказа до Восточного Средиземноморья. Он полагает, что в интересах решения проблем крымских татар и стабильности в регионе Турции важно развивать сотрудничество с Россией.

Глава Турции Реджеп Тайип Эрдоган постоянно говорит о российско-турецком сотрудничестве, накануне заявил, что ожидает увеличения поставок газа по «Турецкому потоку», приветствует российских туристов в Турции, Россия строит в стране АЭС и т. д. Тогда почему Турция все-таки решила принять участие в «Крымской платформе»?

Как заметил ст.н.с. ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД РФ Владимир Аватков, Турция традиционно пытается усидеть на нескольких стульях одновременно.

— С одной стороны, она показывает России, что становится более самостоятельным игроком в рамках системы международных отношений. С другой — демонстрирует лояльность Западу, подрывая интересы России на постсоветском пространстве. Это одна сторона медали.

Вторая сторона заключается в том, что реально Турция пытается влиять на ряд сопредельных стран и регионов. Для этого использует три идейных поля: постосманское пространство, тюркское постсоветское, исламское. Эти три поля важны не только с точки зрения проецирования турецкого продвижения, но и с внутриполитической точки зрения.

В данном случае «Крымская платформа» является для Турции поводом заявить о себе в рамках так называемого тюркского мира, с одной стороны, а с другой — эта «платформа» позволяет Анкаре удовлетворить внутренний спрос. С учётом ухудшения социально-экономического положения граждан и большого количества исламистов и националистов им необходимо подстегнуть общеисламские и пантюркистские настроения, которые позволили бы укрепить собственную власть и влияние. Здесь слова оказываются важнее дел, если говорит об этом шабаше, не имеющем ничего общего с реальностью.

Крымский политэксперт Владимир Джаралла также считает, что Эрдоган хочет демонстрировать свою самостоятельность в вопросах международной политики и то, что для него не существует каких-либо ограничений в проявлении своих действий.

— Турция заявляет о своих интересах в Средней Азии и готовность как можно активнее в этом участвовать. Недавно она была главным закулисным участником войны на Кавказе. В данном случае Анкара дает понять, что Крым также входит в зону ее интересов, и Турция готова проявить активность на этом направлении.

То, что это вызывает противоречие и даже возможное столкновение интересов с Россией, по мнению турецкой стороны, лишь придает ей вес, а следовательно, отвечает стратегическому плану — усилению позиций Турции на мировой арене.

«СП»: — А это не попытка поторговаться: в обмен на изменение позиции Турции по Крыму сделать уступки, например, по ценам на газ, на оружие, по Идлибу и т. п.

— Все верно, но это только часть общей линии — «мы проявляем себя самостоятельно, показываем, что у нас нет границ, а уже в процессе этого будем договариваться по всем остальным вопросам», в том числе по тем, которые вы перечислили. Это не торг — это изначальное заявление позиции, что «все равно вы будете соглашаться на наши условия, а мы будем действовать, как считаем нужным».

«СП»: — Даже крымские татары, проживающие в Турции, судя по всему, не видят проблем с правами крымско-татарского народа полуострова. Однако из той же Турции мы слышим заявления о защите их прав. От чего тогда Турция и Эрдоган хотят защищать?

— Это законы политики по Макиавелли — не важно черное или белое, важно то, что тебе выгодно в настоящий момент. В настоящий момент выгодна именно такая позиция, поэтому в Турции игнорируют то, что ничего подобного этим заявлениям не существует в реальности, а действуют исходя из необходимости вмешательства во внутренние дела России. Более того, это не что иное, как угроза ее территориальной целостности.

«СП»: — Ситуация с Крымом отчасти похожа на ситуацию с Северным Кипром. Как бы отреагировала Турция, если бы Греция организовала международную конференцию по этой проблеме, а Россия решила в ней участвовать?

— Это была бы истерика, решительные заявления и требования от России, чтобы она отказалась от участия в таком мероприятии.

С этой позиции можно было бы подумать еще об одном направлении — о курдах. Этот многострадальный народ подвергается репрессиям и жесточайшему давлению именно Турции. Факты нарушения прав человека и военных преступлений в отношении этого народа не вызывают никаких сомнений и даже зафиксированы. Находясь на территории нескольких стран, курды испытывают наибольшую опасность агрессии именно со стороны Турции.

Мне кажется, Россия могла бы проявить активность на этом направлении. Другое дело, каким образом — по линии ли МИДа или военных, или общественных организаций, либо просто привлечь внимание к этой проблеме. Кроме того, активно участвуя в процессе мирного урегулирования в Сирии и Ираке. Как известно, курды в этом конфликте сделали ставку на американцев, а после катастрофы в Афганистане многие из них размышляют о том, что нечто подобное уже было сделано в отношении их народа.

Американцы, как известно, в значительной степени отказались от поддержки курдов в Сирии и снизили поддержку в Ираке. Было бы интересно развить активность в этом направлении, тем более что у России есть очень интересная традиция — один из выдающихся политиков и дипломатов Евгений Примаков в 70-е годы был главной фигурой урегулирования конфликта между курдами и арабами в Ираке и заключении мирного соглашения о создании автономии.

Думаю, сейчас пришло время проявить активность на этом направлении, так как Турция фактически аннексировала Идлиб и осуществляет постоянную военную агрессию в отношении Сирии и Ирака.

(Visited 229 times, 1 visits today)