Европа пытается «запарить» наш экспорт. Но Россия нашла выход из ситуации

Ведомство Максима Решетникова выступило с предложениями по штрафам в отношении тех, кто не будет соблюдать законодательство в сфере регулирования выбросов парниковых газов. Проблема с правовым регулированием выбросов СО2 резко актуализировалась в связи с нововведениями Европейского союза, который принял так называемый трансграничный углеродный налог против «грязной» продукции. Из-за нового сбора русские экспортёры потеряют до конца десятилетия чуть меньше 5 миллиардов евро.

Министерство экономического развития России во главе с Максимом Решетниковым начало прорабатывать законодательное регулирование выбросов парниковых газов. За нарушение экологических норм производителей будут ждать крупные штрафы. Если климатические правила нарушат должностные лица, штраф для них может составить в будущем от 50 до 75 тысяч рублей, для ИПшников – от 100 до 250 тысяч, для юрлиц – от 100 до 500 тысяч. За рецидив нарушения предусмотрено удваивание штрафа. Вместе с тем его размер не должен превышать суммы в 150, 500 тысяч и 1 миллион рублей для каждой категории соответственно.

Резонно задать вопрос, почему этими вещами занимается не экологическое ведомство, а Минэкономразвития. Дело в том, что введение в отечественное законодательство ограничений, связанных с выбросами CO2 в атмосферу, связано непосредственно с мерами Европейского союза по «защите климата». Речь идёт про принятие трансграничного углеродного налога, который будет взиматься контролирующими органами ЕС с так называемой «грязной» продукции. Под действие нового сбора подпадают немалые объёмы русского экспорта в Европу. Согласно усреднённому прогнозу экономистов, наши потери составят в течение нынешнего десятилетия до 4,9 миллиарда евро. В числе главных пострадавших – чёрные металлы, алюминий, сельскохозяйственные удобрения, электроэнергия. Потенциально под действия налогового сбора подпадают химическая промышленность России, а также нефтепереработка.

Главной целью евробюрократов при введении углеродного налога является экономика Китая. Запад крайне обеспокоен чрезмерным ростом внутреннего валового продукта Китайской Народной Республики и старается сдержать его климатической повесткой. Кроме КНР и России, ущерб понесут Турция, Украина и целый ряд других государств.

Бизнес-сообщество нашей страны недовольно нововведениями ведомства Максима Решетникова. Дело в том, что далеко не на всех предприятиях есть приборы для измерения выбросов. Русская экономика попросту не готова к немедленному введению таких жёстких мер контроля. Тем не менее ей придётся подстраиваться под новый «экологический» курс. В июле президент Владимир Путин подписал закон об ограничении выбросов парниковых газов, в соответствии с которым государство начинает их строго регулировать. Сбор данных и формирование периодической отчётности о выбросах СО2 возложат на органы власти, уполномоченные правительством в каждом субъекте.

Что с того?
Лицемерие европейской бюрократии по поводу «заботы о климате» очевидно. Никакого существенного влияния на мировую экологию снижение углеродных выбросов не окажет. Данный шаг Брюсселя имеет чисто практическое значение – сдержать прирост национального хозяйства Китая и России и наполнить бюджет стран – участниц европейского интеграционного объединения. Однако мы вынуждены работать в таких условиях. Здесь есть два выхода: либо полностью диверсифицировать внешнюю торговлю, либо играть по правилам ЕС и синхронизировать свои законы с европейскими. Логичным решением представляется комбинация из двух этих путей. Безусловно, нельзя зависеть от Европы, поскольку она постоянно смешивает экономические вопросы с вопросами внешнеполитическими. В то же время нельзя полностью отказаться от европейского рынка – слишком велик объём нашего экспорта в ЕС (по данным на 2020 год – 95,2 миллиарда евро).

(Visited 32 times, 1 visits today)