«Крымская платформа»: дружба «за» и «против»

Отсутствие на «киевском шабаше» Азербайджана показало, что у него есть собственные национальные интересы

Международный форум «Крымская платформа», ставший то ли внешнеполитической вишенкой, то ли главным куском киевского торта торжеств по случаю 30-летия украинской независимости, изрядно встряхнул всех, кто сегодня продолжает до хрипоты спорить о том, чей Крым. А если не спорит, то предпочитает дипломатично помалкивать, оставаясь в стороне от этой эмоционально заряженной и крайне токсичной темы.

Эта встреча, которую глава МИД России Сергей Лавров назвал «шабашем, где Запад будет продолжать пестовать неонацистские и расистские настроения современной украинской власти», в то время как украинская сторона считала саммит уникальным шансом подогреть угасающий международный интерес к вопросу Крыма, стала вызовом для всех.

Вызовом, не дающим права на ошибку союзникам и партнерам Москвы. Накануне «Крымской платформы» официальный представитель МИД РФ Мария Захарова предупредил: Москва зафиксирует позицию стран, чьи делегации приедут в Киев, и сделает «соответствующие выводы».

Подтверждением того, что приглашенные на встречу государства понимали всю сложность и деликатность момента, может служить то, что интрига по поводу американского, как, впрочем, и германского представительства сохранялась до последнего момента. Точно также особый символический смысл приобретало и отношение к «Крымской платформе» бывших советских республик, разделившихся на две команды.

Присутствие на «Крымской платформе» Грузии и Молдавии, еще в 90-е года вошедших в объединение ГУАМ — вместе с Украиной и Азербайджаном, не вызывало сомнений.

Учитывая это, судя по всему, в Киеве были уверены, что на саммите «Крымской платформы» просто не может не быть высокопоставленного представителя Баку. Тем более, что буквально в прошлом году Азербайджан был председателем ГУАМ и президент Зеленский тогда пытался активно убеждать Алиева, как вдохнуть в эту организацию новую жизнь и как сделать ГУАМ «серьезным союзом для решения важных торгово-экономических вопросов».

Скажем больше.

После распада СССР именно Азербайджан стал одним из важнейших партнеров независимого украинского государства во всей Евразии. Не вдаваясь в подробности, отметим, что Азербайджан и Украина заинтересованы развивать новые маршруты экспорта энергоресурсов из Каспия.

С точки зрения прямых иностранных инвестиций и развития энергетических проектов, азербайджанское направление на постсоветском пространстве остается для Украины одним из приоритетных. Обе страны также неоднократно заявляли о поддержке территориальной целостности друг друга.

Учитывая все это, в Киеве не скрывали ожиданий увидеть Азербайджан на «Крымской платформе» одним из самых дорогих и почетных гостей для получения на ней отрезанного с любовью большого куска киевского политического торта. Представление о том, что на «Крымской платформе» просто-таки не может не быть Азербайджана, еще больше усиливало участие в ней главы МИД Турции. Ведь не довольствуясь ролью статиста, турецкий министр иностранных дел выступил в Киеве с громким заявлением, выразив убежденность, что «Крымская платформа» сыграет важную роль в возвращении Крыма и восстановлении территории Украины в международно признанных границах».

После визита в новую культурную столицу Азербайджана Шушу президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, подписавшего с президентом Алиевым Шушинскую декларацию о стратегическом союзе Анкары и Баку, отношения двух стран стали еще более близкими и по многим международным вопросам они выступают с общих или схожих позиций.

С учетом того, что Турция изначально оказалась в первых рядах тех, кто поддержал «Крымскую платформу» в Киеве (да и не только) многие полагали, что рядом с турецким представителем стоит ожидать, как минимум, и высокорангированного редставителя Баку. Не исключено также, что турецкая сторона до последнего момента активно призывала своего ближайшего союзника присоединиться к ней в Киеве. Однако вопреки всем этим выкладкам, кресло Азербайджана на «Крымской платформе» так и осталось пустым. Проявив твердость, Азербайджан показал, что у него есть собственные национальные интересы и он ничей не придаток, имеющий ограниченный суверенитет.

Это не могло не бросаться в глаза. Более того, потеря Баку и стала главной сенсацией «Крымской платформы», на которую мало кто обратил внимание.

Чей Крым?

Между тем, неучастие Баку разрушает многие устойчивые стереотипы об Азербайджане, утвердившиеся не только в Киеве, но и в Москве. Этот жест принципиальной позиции, вообще-то ставший большой редкостью на постсоветском пространстве, заставляет многих по-новому посмотреть на многие вещи, которые касаются позиционирования азербайджанского государства, принципов его внешней политики.

Самое же главное состоит в том, что это вопрос касается отношений с Россией, которая усилиями организаторов «Крымской платформы» стала на форуме главной «обвиняемой».

Вопрос о том, чей Крым на самом деле имеет не одну, а две ипостаси. Как территория, регион, полуостров с его природными, производственными ресурсами и живущими в Крыму людьми с паспортами граждан РФ — Крым с 2014 года, конечно же, российский, возвращенный под юрисдикцию Москвы.

Однако как горючая деструктивная тема, позволяющая поднимать международную волну против России, Крым, конечно же, украинский. А чей же еще? Ведь сегодняшняя Украина — это знает любой школьник — враждебное России государство.

Поэтому на самом деле «Крымская платформа» Владимира Зеленского не имела никакого отношения к Крыму, к его развитию, к реализации каких-то экономических или инфраструктурных проектов, которые могут быть потенциально интересны Азербайджану. Вообще все это было не про Крым, а про то, как нужно бороться с Россией.

Подтверждением этого стали пять приоритетов «Крымской платформы», которые сама украинская сторона определила так: расширение санкций в отношении России, обеспечение безопасности в регионах Черного и Азовского морей, защита прав крымчан, преодоление экологических и экономических последствий присоединения Крыма к России, а также консолидация международной политики непризнания «попытки аннексии Крыма». По итогам саммита организаторы решили принять «Крымскую декларацию» для оказания «дополнительного международного давления на Россию».

Дружба «за» и «против»

Но есть ли среди этих пунктов хотя бы один пункт, пусть косвенно, но все же отвечающий национальным интересам Азербайджана и не имеющий антироссийской направленности?

Нет ни одного пункта.

Вообще, если говорить в целом, так называемая «дружба против» или «игра с нулевым вариантом» в корне противоречит ключевым принципам, основам политики азербайджанского государства, делающего ставку на многовекторность и стратегическую автономность в принятии решений.

Следование этим принципам позволило Азербайджану возглавить Движение неприсоединения, исповедующее ту же философию и объединяющее более 150 государств мира.

Кроме того, эта стратегическая автономность, которую могут позволить себе немногие государства мира, делает Баку важным элементом в многостороннем сотрудничестве региональных сил, в том числе, вместе с Россией и Турцией.

Скажем прямо и объясним все на пальцах.

Баку интересуют не политиканство, а реальные дела, реализация конкретных проектов. Таких, как Зангезурский коридор, который является именно проектом, в то время как «Крымская платформа» — никакой не проект, а откровенный политический прожект, чего, в общем-то не скрывали и сами организаторы.

Наконец, есть еще один важный вывод из всей этой истории про «Крымскую платформу». Политический жест Азербайджана, который надо думать, потребовал от его руководства немалой воли и стратегического видения, разрушил столь близкий многим в Москве миф о «Великом Туране» — грядущем воссоздании некой новой Османской империи, готовой поглотить, колонизировать Азербайджан и затем бросить России вызов в Евразии.

Армия сторонников теории турецко-азербайджанского заговора, во время второй карабахской войны с перекошенными от злобы лицами призывавшая не поддерживать будущих «стратегических соперников», потерпела сокрушительное поражение. Отсутствие на «Крымской платформе» Баку, ставшее для этой армии и ее трескучих «полководцев» полной неожиданностью, вбило последний гвоздь в крышку гроба антироссийского «Великого Турана».

Причем произошло это в Киеве, на глазах у всего мира.

(Visited 176 times, 1 visits today)