«НА ВОРЕ ШАПКА ГОРИТ». ИНОСТРАННЫЕ АГЕНТЫ ТРЕБУЮТ: НЕ НАЗЫВАЙТЕ НАС ТАК

Несколько СМИ, называющих себя «независимыми», в том числе уже патентованные иностранные агенты, выпустили «обращение к российским властям». Просят «отказаться от применения закона об иностранных агентах». Зачем? Чтобы сохранить возможность русофобских публикаций.

Список протестующих состоит как из изданий, названия которых нормальному русскому читателю мало что говорит, так и из сравнительно известных. Однако различаются диссидентские рупоры по другому признаку: часть из них уже официально признана иностранными агентами, как, например, телеканал «Дождь»* и сетевое издание «Медуза»*, а другой части, по-видимому, это ещё предстоит. В числе последних – «Новая газета», «7×7» (пока иноагентом признан в личном качестве один корреспондент издания), Republic, Wonderzine, русская редакция журнала Forbes.

Кто боится позорного клейма
Понятно, с чем связан яростный протест: клеймо иностранного агента, с одной стороны, подрывает доверие к изданию в России (хотя бы потому, что все публикации такого издания должны маркироваться сообщением о том, что статья или видеоконтент созданы именно иностранным агентом), а с другой – подрывает доверие к СМИ со стороны рекламодателей в России. Иначе говоря, иностранный агент, после того как его признали таковым, больше не может маскироваться и делать вид, что он нормальное русское СМИ со своеобразной точкой зрения. Клеймо иноагента делает прозрачным мотивы поведения антигосударственных и русофобских пропагандистских рупоров.

В случае, например, «Медузы»* клеймение уже привело к появлению информации о финансовых проблемах и скором закрытии издания. И недаром: в расследовании Царьграда было показано, насколько антигосударственное СМИ, существующее в Прибалтике и обслуживаемое почти исключительно эмигрантами, было до недавнего времени зависимо от рекламных контрактов с компаниями из России, в том числе и госкорпорациями. Оставив в стороне мотивы маркетологов, которые раньше заключали такие контракты, нельзя не отметить, что теперь это невозможно.

Очевидно, аналогичная ситуация складывается вокруг «Дождя»*, признанного иноагентом недавно: первое, что сделало руководство этого канала после получения позорного статуса, – это попросило своих поклонников о «донатах».

Итак, очевидно, борьба против статуса иноагента для русофобских СМИ – это борьба за продолжение финансирования в России и борьба за минимум доверия русского читателя. Первое, конечно, можно компенсировать западными деньгами – это сейчас и будет происходить. У западных спонсоров просто нет другого выхода, кроме как выделять средства иноагентам взамен «выпадающих доходов». Денег там много – объёмы финансирования «борьбы за демократию» в России только по линии американского фонда USAID (деятельность которого, естественно, признана нежелательной в России) составляют десятки миллиардов долларов США. Однако вторую проблему деньгами не решишь: одно дело, когда антигосударственные статьи публикуются в нормальных СМИ, и совсем другое, когда они маркированы так, что уже никто не ошибётся.

Либералы в России и на Западе вполне оценили эффективность присвоения им статуса – и очень боятся, что такая практика будет продолжена. Очевидно, в «акции протеста» принимают участие сегодня именно те СМИ, кто уже уверен в своей печальной судьбе: на воре шапка горит.

Голландский след
Вполне ожидаемым событием стало бы, например, признание иностранным агентом «Новой газеты». В материалах различных СМИ неоднократно отмечалось, что этим изданием одно время владела голландская компания Research and Technology Corporation (регистрация в карибском офшоре Кюрасао). Эта компания была ликвидирована незадолго до принятия в России закона об иностранных агентах. «Известия» писали также о прямом финансировании «Новой газеты» правительством Нидерландов. (Тема стала особенно актуальной в связи с антироссийской позицией издания по делу о малайзийском «Боинге».)

После принятия закона об иностранных агентах уличить «Новую газету» в получении иностранных денег стало несколько сложнее – вероятно, теперь речь идёт исключительно о непрямом финансировании. В 2015 году руководитель «Новой газеты» Дмитрий Муратов заявлял, что структура её акционеров сейчас выглядит следующим образом: ЗАО «Новая ежедневная газета» владеет 76% своих акций, 10% – у Михаила Горбачёва и 14% – у предпринимателя Александра Лебедева. Не секрет, что Александр Лебедев, бывший офицер КГБ, бывший депутат Государственной думы, является также владельцем британского онлайн-издания Independent и телевизионного канала London Live.

Что с того?
Всего иностранными агентами на сегодня в России признано более 40 организаций и физических лиц. И 23 августа в Совете при президенте России по правам человека были разъяснены причины, по которым СМИ, в частности «Дождь»*, признаются иноагентами: первый критерий касается «распространения информации, публикаций, созданных СМИ-иноагентами», второй – финансирования из-за рубежа. Очевидно, что последовательное применение этих критериев Роскомнадзором и министерством юстиции достаточно быстро приведёт к тому, что иноагентами в строгом соответствии с законом будут признаны все русофобские СМИ. Это будет только справедливо, поскольку никакой русофобии, кроме исходящей с Запада, в них не содержится. Другой просто не бывает.

Речь идёт вовсе не о «наступлении на свободу слова», а об элементарной обороне России от западной пропаганды, опасной для государства и общества. Свобода слова, в том числе и русофобского, как раз не страдает: как справедливо заметил президент России Владимир Путин, маркирование иностранного агента не несёт для него никаких опасностей, кроме обязанности всюду объявлять о своём реальном статусе.

Чем скорее работа по обозначению всех иноагентов будет завершена, тем будет лучше для страны и её информационной политики.

* Включены в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента.

(Visited 212 times, 1 visits today)