Гром небесный: Рогозин засел в «окопах космоса»

Силы орбитальной группировки в войнах будущего, как и порох, нужно держать сухими

Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин в космических делах человек сведущий — должность у него такая. Поэтому, когда он сейчас предположил, что будущие войны могут начаться именно в космическом пространстве, это не слова писателя-фантаста, а реальная оценка возможного сценария «заоблачных» конфликтов. Космос давно перестал быть мирным и уже напичкан как спутниками военного назначения, так и антиспутниками. Рано или поздно они сойдутся в «рукопашной».

«Если говорить о войнах будущего и о тех прогнозах, которые дают аналитики, серьезная война, если она когда-нибудь, не дай бог, начнётся, начнётся именно в космосе. Потому что именно с уничтожения орбитальной группировки противника начнётся конфликт. Россия пережила столько войн, колоссальных потерь, поэтому мы, безусловно, готовы к отражению любого нападения, в том числе и в космическом пространстве», — заявил Рогозин в интервью «Газете.ру».

Всё правильно сказал Рогозин, но вот к чему именно сейчас такие заявления? Вроде не День космонавтики и не годовщина Космических войск в составе ВКС, да и до дня рождения самого Дмитрия Олеговича (21 декабря 1963 г.) ещё далеко. Но, как сказал бы Винни-Пух, это неспроста. Где тут собака порылась? Можно предположить, что прошли некие успешные испытания, возможно, что именно противоспутникового оружия и Рогозин сейчас дал такой сигнальчик «супостатам», что Россия в космосе не беззащитна.

Здесь можно вспомнить, что космическое командование США неоднократно заявляло, что обладает доказательствами о проведении Россией испытаний космического противоспутникового оружия. Аналогичные сведения приводил и глава британской космической программы Харви Смит, который, якобы всерьез обеспокоен запуском российского «объекта с оружейными характеристиками». Поводом для раздражения стало и сообщение Минобороны РФ о испытании новейшего малого спутника-инспектора, который с близкого расстояния обследовал другой российский аппарат. При этом сами США давно ведут разработки по уничтожению враждебных спутников. Космос стал не объектом освоения, а реальной борьбы за господство в нём.

Известно, что практически каждый спутник, космический аппарат американской, российской или иной принадлежности имеет двойное назначение, второе (или первое?) из которых — военное. Это признанный и практически никем не оспариваемый факт. При том, что подробности военной составляющей спутников известны лишь узкому кругу специалистов, все остальное лишь догадки и предположения.

С момента запуска первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года многое в космосе изменилось. Самих спутников стало неизмеримо больше (счет идет на тысячи), а военная составляющая, быстро минув период мирного сосуществования на околоземной орбите, превратилась в настоящее противостояние. Если есть объект противника — его нужно уничтожить. Кто первый затеял противоспутниковые программы, понятно — США, которые еще в конце 50-х годов прошлого века запустили ракету Bold Orion с бомбардировщика В-47 Stratojet, чтобы проверить возможность поражения космических аппаратов ядерным оружием. Впрочем, проект был признан неэффективным и его свернули. СССР, который включился в программу «Истребителя спутника» несколько позже, значительно превзошёл на этом поприще американцев.

В Соединенных Штатах, как на заре космической эры, так и сейчас, уверены в своем праве ограничить пользование космосом для всех, кроме своих союзников. При этом стали считать космос едва ли не своим штатом. «Соединенные Штаты рассматривают возможность пользования космическим пространством, как жизненно важным аспектом, касающимся национальных интересов. В соответствии с этим подходом Соединенные Штаты намерены отстаивать свои права, возможности и свободу действий в космическом пространстве. Они будут разубеждать и удерживать прочих от ущемления упомянутых прав и от развития средств, предназначенных для этой цели. При необходимости соперникам будет отказано в возможности использовать космическое пространство, если они таким образом преследуют цели, враждебные национальным интересам США», — декларируется в одном из документов североамериканского командования воздушно-космической обороны (NORAD).

Впрочем, ограничить пользование космосом кому-кому, а уж тем более России, американцам вряд ли удастся. Мы все-таки, как в песне, «делаем ракеты», а заодно и противоспутниковые. Раньше точно производили. Еще в 1963 году совершил первый полет космический аппарат-перехватчик «Полёт-1» с зарядом взрывчатого вещества. Была создана система противокосмической обороны (ПКО) и «истребителей спутников». Большая часть запусков таких спутников была признана успешными.

— Космическая гонка завершилась не в пользу России, которая в силу ряда причин заметно отставала в этой отрасли, — говорит военный эксперт Владимир Попов. — Это объективная оценка ситуации, которая не свидетельствует о том, что с космосом мы расстались окончательно и бесповоротно, просто упустили некие позиции, о которых достаточно хорошо известно. Ситуация не касается сейчас разве что нашего «военного космоса», где сохранились основные лидирующие позиции даже несмотря на то, что у США сейчас «вертится» на орбите более тысячи спутников, больше, чем у всех остальных стран вместе взятых. Уязвимость американцы ощутили от российских «спутников-инспекторов», которые способны контролировать, а при необходимости, и уничтожать иностранных «конкурентов». Это и вызывает поводы для беспокойства, хотя подобные разработки проводились и ранее.

— Противоспутниковой обороне в России всегда уделялось достаточно большое внимание, даже после 1991 года, когда официально подобные работы были свернуты, но эти сведения не разглашаются, — подтверждает и эксперт в области космической разведки Александр Давидюк. — Несмотря на то, что разработкой космической техники исключительно военного назначения учёные занимаются постоянно, на вооружение ВКС она официально не поступала. При этом слежение за иностранными космическими объектами, в том числе стран потенциального противника, проводится постоянно. Практически каждый американский спутник находится на учёте.

У нас и раньше возможностей было больше, за счет телескопов и прочей аппаратуры слежения за космосом. В советские времена станции располагались и в Германии, Крыму, Средней Азии, на Кавказе. Сейчас возможности несколько снизились именно за счет сокращения территории, а вот технические возможности наоборот расширились. В том числе за счёт спутниковых аппаратов, которые сейчас называют «инспекторами». И их предназначение именно в обнаружении, а не в уничтожении. Ведь известно, что предупрежден, значит, вооружён.

Американское космическое командование заподозрило в «деструктивном тестировании антиспутникового космического оружия» и российский спутник Космос 2543. Американский «космический генерал» Джон Рэймонд ещё в прошлом году заявил, что «российская спутниковая система, используемая для проведения испытания оружия на орбите, является той же системой, по поводу которой США высказывали опасения, когда Россия маневрировала возле американского правительственного спутника». Факт имел место быть, а преследуемый двумя российскими спутниками аппарат, был ничем иным, как шпионским спутником USA 245.

Будем объективны — испытания противоспутникового оружия как Россия, так и США проводили регулярно. До реального применения дело не дошло, хотя ещё в Советском Союзе в середине 1980-х годов был особый интерес к проекту спутника-«камикадзе», который, взрываясь сам, мог уничтожить соседний космический аппарат. Рассматривался вариант не абсолютно точного попадания спутника-перехватчика в объект поражения, а вариант взрыва на некотором расстоянии от цели и ее поражение осколочным зарядом. Это был самый дешевый, самый простой и самый надежный проект. Впоследствии он стал известен как программа «Истребитель спутников». Возможно, что сейчас существует её продолжение, что так беспокоит США — чисто американский подход, будто космос уже ими приватизирован, и они пустят туда исключительно лояльных себе союзников.

Нужно понимать, что от своего права на космос Россия никогда не откажется и будет его при необходимости отстаивать. В том числе, с использованием новейших средств. И когда сейчас Дмитрий Рогозин говорит о «космических окопах» России, способных защитить как космос, так и саму страну, он не приводит конкретных данных по самому оружию. Можно лишь предположить, что это новая система противоракетной обороны А-235 «Нудоль» (названная по одноименной реке Нудоль в Московской области), которая способна сбивать как МБР (межконтинентальные баллистические ракеты), так и спутники. Вероятно, что это не единственная отечественная разработка, которая будет способна лишить систем навигации любую армию мира.

(Visited 148 times, 1 visits today)