Вашингтон требует от Сеула войны с соседом: Прощай, Samsung и Hyundai?

Южнокорейцы не хотят умирать, но янки их ставят в коленно-локтевую позу

Сукджун Юн, в прошлом капитан ВМС РК, а ныне старший научный сотрудник Корейского института военных дел (Сеул), рассказал на страницах журнала The Diplomat о тяжелых противоречиях между хозяином Белого дома Байденом и президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином (или по транскрипционной системе Концевича — Мун Джэином).

Внешне все выглядит вполне прилично: политики, как в США, так и РК клянутся в вечной дружбе и в глубоком уважении друг к другу. Но за закрытыми дверями, похоже, на южнокорейцев давят, образно говоря, всеми четырьмя колесами. Сейчас наступил тайм-аут в связи с тем, что Мун не будет баллотироваться. Однако в начале следующего года будущему лидеру РК, кем бы он ни был, придется иметь дело с истерящими американцами. С теми еще «товарищами», которые уверены, что их союзники только и мечтают, чтобы умереть ради дяди Сэма.

По информации Сукджун Юна, Байден хочет, чтобы Мун, а с ним и вся Южная Корея отказались в отношении Северной Кореи от своей политики, ориентированной на мир. Это означает, что Сеул должен готовиться к войне несмотря на то, что США фактически признали, что Пхеньян не только имеет атомную бомбу, но и средства ее доставки. Более того, большинство кварталов столицы южан находятся в перекрестии дальнобойной артиллерии северян.

Во время своего президентства Мун Чжэ Ин предпочел не злить Ким Чен Ына, живя по принципу «день прошел — и слава богу». Правда, янки ему хорошенько потрепали нервы. Едва Трамп оказался в Овальном кабинете, бывший командующий американским контингентом в Южной Корее Уолтер Шарп стал требовать нанесения тотального удара по Северной Корее. К слову, на тот момент отставного военного Уолтера Шарпа считали в США наиболее осведомленным и авторитетным экспертом по армии чучхе.

Добавим также, что и простые американцы не прочь уничтожить КНДР. Не так давно заокеанский телеканал Fox News провел мини-опрос и выяснил, что более половины опрошенных граждан США выступают за войну с Северной Кореей: «Поскольку без этого не остановить развитие ядерной программы „коммунистического королевства“».

Американское экспертное сообщество при Обаме утверждало, что Пхеньян можно задавить санкциями, и режим сам рухнет, как Советский Союз. При Трампе Белый дом с пеной у рта доказывал, что до времени «Ч» осталось совсем ничего. А при Байдане говорящие головы пришли к выводу, что лимит терпения исчерпан. Отсюда и желание США, чтобы южнокорейские военные играли самую активную роль в регионе, прежде всего участвуя в провоцирующих Пхеньян многосторонних военных учениях под руководством США. Но это все равно, что играть с огнем в пороховом складе.

Ситуация с безопасностью для южан, по мнению Сукджун Юна, ухудшается еще тем, что США втягивают РК в военный антикитайский союз. «Когда на территории Южной Кореи была развернута система противоракетной обороны терминальной зоны большой высоты (THAAD), Пекин энергично возражал и использовал свои коммерческие рычаги для наказания Сеула. Как следствие, Мун был вынужден умиротворить Китай, дав три обещания», — пишет старший научный сотрудник Корейского института военных дел.

Первое обещание состояло в том, что янки не будут развертывать новые системы THAAD в Южной Корее. Второе заключалось в том, что трехстороннее сотрудничество в области безопасности между США, Японией и Южной Кореей не перерастет в военный союз. И третье, что Сеул гарантировал Пекину, имело отношение к участию РК в системе ПРО Агентства противоракетной обороны США. Сеул дал твердые гарантии, что не войдет в нее своими ЗРК.

Проблема в том, что США плевать хотели на договоренности между РК и КНР. Без согласия Сеула система THAAD, развернутая в южнокорейском Сонджу, была интегрирована в противоракетную архитектуру Пентагона. Сотрудники Министерства национальной обороны Южной Кореи косвенно признали этот факт.

Теперь эксперты и военные, прежде всего в КНР и КНДР, задаются вопросом: что будет дальше? Логика противостояния Вашингтона с Пекином и Пхеньяном подсказывает, что США придется найти в Южной Корее место для развертывания своих новых ракет, в том числе гиперзвуковой AGM-183 — той самой, чьи испытания этим летом были признаны провальными. Короче, ее-то в боеготовом варианте еще нет, но американцы вовсю пиарят вундерваффе, как воздушного, так и наземного базирования.

Как утверждает Сукджун Юн, именно AGM-183 будет отведена главная роль в потенциальной войне с КНДР. Эксперт признает, что «любое развертывание таких гиперзвуковых ракет, разработанных США, на территории Южной Кореи неизбежно встретит решительное сопротивление со стороны» соседей. В любом случае, Пхеньян воспримет это как объявление войны, поскольку в северо-восточных провинциях Китая нет конкретных важных целей для поражения в считанные минуты.

По всей видимости, отношения между США и РК накаляются, в том числе и потому, что союзники держат фигу в кармане. Достаточно сказать, что Австралия категорически отвергла любое такое развертывание ракет, которое может расцениваться Китаем как чрезвычайно опасное.

В настоящее время Пентагон переживает масштабную трансформацию своих экспедиционных сил. США создают три многодоменные целевые группы в Индо-Тихоокеанском регионе, Европе и Арктике. «Эти изменения в армии США означают, что вооруженные силы Южной Кореи также должны будут измениться, чтобы обеспечить будущий успех военного альянса РК и США», — отмечает эксперт The Diplomat. Другими словами, намечается такая интеграция, которая влечет за собой образование единого командования. Янки, похоже, планируют вывести южнокорейских солдат из непосредственного подчинения главнокомандующему страны — президенту РК.

Поэтому вопрос, что случится, если (не дай бог) начнется новая война между КНДР и РК, не такой уж и риторический. Янки утверждают, что сегодня силы США и Южной Кореи значительно превосходят войска северян и легко одержат победу. Но, если вспомнить, что американцы говорили в преддверии Корейской войны 1950−1953 годов, то за океаном звучали те же самые слова.

Тогда командующий Корейской военной консультативной группой американский генерал Уильям Линн Робертс заявил, что нападение Северной Кореи просто обеспечит «целевую практику» для южнокорейских войск, которых он лично готовил. Типа, южане покажут на самую высокую оценку, чему они научились. Но Сеул пал в течение четырех дней.

В целом трудно себе представить перспективу второй корейской войны, независимо от того, станет ли она ядерной или нет. Расчеты экспертов показывают, что даже без применения атомной бомбы, в первые 30 дней боев погибнет до миллиона человек. В любом случае экономике РК будет нанесет огромный ущерб. Наверняка исчезнут знаменитые бренды Samsung, Hyundai, LG и другие, поскольку их место моментально займут конкуренты из других стран.

Кто бы ни пришел к власти в Сеуле в мае следующего года, он будет вертеться волчком, как Мун Чжэ Ин, всячески затягивая принятие решений, навязываемых США. Дескать, сейчас не до войнушки с северянами. Тут бы с ковидом разобраться, а потом с изменением климата. Оно и понятно: звездно-полосатый драп из Афгана, по мнению Сукджун Юна, вызвал большие сомнения в надежности Pax Americana. Еще больше политиков РК напрягает ситуация с экономикой США, в которой так много печатают денег, что не исключается крах международной долларовой системы. А тогда нафиг нужен дядя Сэм!

С другой стороны, как бы янки не психанули из-за тяжести проблем и впрямь не развязали новую войну, чтобы поправить свой обесценившийся имидж. Именно КНДР и Иран являются первыми кандидатами на кровавую «демократизацию». Ясно, что США не победят, но жертв и разрушений оставят после себя немерено.

(Visited 19 times, 1 visits today)