Союзное государство: Путин подводит Лукашенко под статью

Вопрос политической интеграции России и Белоруссии завис?

Президенты России и Белоруссии Владимир Путин и Александр Лукашенко встретятся в Москве 9 сентября. Как сообщили в пресс-службе белорусского лидера, дата встречи была согласована в ходе телефонного разговора глав государств утром 30 августа. Встречу Лукашенко и Путина подтвердил официальный представитель российского президента Дмитрий Песков.

Лукашенко и Путин намерены обсудить союзные программы, подготовленные правительствами двух стран, а также иные актуальные вопросы двусторонней повестки дня и международную проблематику.

Некоторые интересные подробности готовящейся встречи раскрыл посол Белоруссии в России Владимир Семашко: лидеры подпишут все дорожные карты по интеграции двух стран в рамках Союзного государства.

«Мы, слава богу, спустя три года находимся на финише, когда из 28 карт осталась одна. Последнюю, я думаю, мы 7-го числа (сентября) дожмем, и уже 9-го числа президенты встречаются в Москве, где будут подписаны все карты развития углубления интеграции», — рассказал дипломат на встрече с губернатором Воронежской области Александром Гусевыми и вице-спикером Государственной думы Алексеем Гордеевым.

А как же пресловутая 31-я карта, в которой говорится о создании наднациональных политических структур? Про нее все забыли?

В начале июля Лукашенко предложил разработать стратегию интеграции с Россией в рамках Союзного государства до 2030 года. Он отметил, что союз двух стран — ценность, которую необходимо передать будущим поколениям.

Месяцем ранее посол России в Белоруссии Евгений Лукьянов сообщил о том, что Москва и Минск уже согласовали 27 из 28 дорожных карт, а премьер-министр Белоруссии Роман Головченко рассказал о том, что Белоруссия завизировала и передала России проекты 26 интеграционных дорожных карт.

И снова нигде ни слова о 31 карте и политической интеграции. Похоже, вопрос с повестки дня вообще снят. Выходит, «прогнуть» Лукашенко не удалось, даже несмотря на его крайне незавидное и шаткое положение как внутри страны, так и на международной арене после прошлогодних выборов и разгрома оппозиции, а также с посадкой самолета с Романом Протасевичем.

Ну, а о чем тогда договариваться?

Напомним, в ходе телефонного разговора с Лукашенко Путин поздравил белорусского коллегу с днем рождения и пообещал постоянную поддержку «белорусских друзей» со стороны России.

Это следует понимать как констатацию того, что Москва при любых обстоятельствах будет поддерживать Лукашенко, ничего не требуя взамен?

Путин также высоко оценил вклад Лукашенко в укрепление союзнических отношений между Россией и Белоруссией и поблагодарил за усилия по интеграции на евразийском пространстве.

«Не сомневаюсь, что совместными усилиями мы будем и далее всемерно наращивать российско-белорусские связи на различных направлениях», — подчеркнул российский лидер.

Какие усилия? Уж не Лукашенко ли все эти годы тормозит интеграцию? И чего на таком фоне ждать от предстоящей встречи? Очередных заверений в дружбе и единстве народов?

— Прорывы в белорусско-российских отношениях, а именно подписание пресловутых дорожных карт интеграции, с завидной регулярностью ожидаются ещё с 2019 года, если не раньше, — напоминает кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— И с завидной же регулярностью не происходят. Наверное, чудеса тоже имеют место в жизни, но для душевного равновесия лучше на этом направлении быть пессимистом.

«СП»: — Как сообщает посол, Лукашенко и Путин подпишут все дорожные карты по интеграции Белоруссии и России. Серьезно? И 31-ю?

— В последний год-полтора приближенные к официальному Минску белорусские политических комментаторы настаивали на том, что вопрос создания реальных наднациональных органов управления Союзным государством, который как раз и регламентируется 31-й картой, с повестки дня снят. Полагаю, из этого и следует исходить.

«СП»: — Как, по-вашему, изменились отношения Москвы и Минска за прошедший год? Можно ли говорить о том, что многие противоречия разрешились?

— Официальная Москва утвердилась во мнении, что за всеми общегражданскими протестами на постсоветском пространстве, включая и Белоруссию, стоят враждебные западные силы, поэтому поддерживать приходится того, кто фактически находится у власти, даже если он вызывает всё больше раздражения.

Даже символических попыток контактировать с белорусской оппозицией на фоне пика протестов лета-осени прошлого года, насколько мне известно, Кремль не предпринимал. Лукашенко, со своей стороны, вздохнул с облегчением.

«СП»: — Путин пообещал «белорусским друзьям» постоянную поддержку России. Означает ли это, что Москва дает понять Лукашенко, что будет поддерживать его до конца при любых обстоятельствах? Насколько эта поддержка реально важна для устойчивости белорусского режима, как внутри страны, так и на международной арене?

— В Кремле обеспокоены обеспечением безопасности страны. Опасность, с точки зрения условных «мужчин из Совбеза», исходила и исходит от западных демократий, которые устраивают на периферии России цветные революции и хотят нечто подобное проделать и в Москве. Белоруссия здесь воспринимается в виде последнего бастиона — и пусть тамошние выборы ещё более сомнительные, чем российские, а власть в разы более репрессивна. Лукашенко охраняет старую Смоленскую дорогу — и до тех пор, пока в Кремле будут убеждены, что он остаётся в таком качестве, поддержка ему будет оказываться.

Мнение белорусского — или, кстати, российского — гражданского общества в расчёт не берётся.

«СП»: — Есть ли нам, куда еще сближаться? Остаются ли «красные черты», за которые Лукашенко не позволит зайти? Что еще Москва может попросить за поддержку?

— Интеграция в вопросах безопасности, понимаемых максимально широко, у Москвы и Минска получается весьма неплохо — во многом из-за того, что в обеих столицах популярна концепция осаждённой крепости. Точнее: двух крепостей.

Конечно, Москве было бы интересно открытие Белоруссии для российского бизнеса, в частности в плане приватизации белорусских предприятий. Российские и белорусские производители калийных удобрений пока скорее конкуренты, чем партнёры на мировых рынках.

«Красные черты» для Лукашенко связаны с его персональной властью на означенной территории. Следует, вместе с тем, иметь в виду, что за тридцать лет «красные черты» появились и в самом белорусском обществе — обществе близком российскому, но не тождественном ему.

Политолог Евгений Валяев также уверен, что никаких прорывов на встрече ждать не стоит, так как задачи перед Путиным и Лукашенко стоят совсем разные.

— Для Минска стоит задача затягивания процесса углубления интеграции между странами. Президент Белоруссии будет находить другие темы, чтобы сместить акценты.

Лукашенко в ходе телефонного разговора с Путиным начал вкидывать тему обсуждения Афганистана — о том, что нужно выработать единую позицию и скоординировать действия в рамках ОДКБ. Белорусский президент готов обсуждать изменение климата, афганский конфликт, может быть, даже итоги Олимпиады — всё что угодно, чтобы не переходить к теме углубления интеграции, особенно это касается политической части.

У Лукашенко получается затянуть переговорный процесс, получая в это время новые кредитные линии, а также льготные цены на энергоносители. На встрече двух президентов 13 июля договорились о цене на газ для Белоруссии. Стоимость газа решили не индексировать. Хотя, например, для российского потребителя цены были проиндексированы в сторону повышения. Это оправдывалось тем, что у Газпрома на фоне кризиса растут убытки.

Российский потребитель покрывает не только убытки Газпрома, но и покупает для Москвы лояльность Лукашенко. Людей об этом никто не спрашивал. Вряд ли бы нашлись люди, которые бы добровольно платили бы налог на Лукашенко. А такой налог на россиянах лежит уже много лет. Раньше советские люди платили налог на поддержку союзных режимов по всему миру, эта же практика дошла до нас в виде союзной Белоруссии при Лукашенко.

После западных санкций, которые были многократно усилены из-за экстренной посадки самолета Ryanair в Минске, стоимость лояльности Минска только растет. Москве приходится оплачивать все потери Лукашенко. Москва уже открыла кредитную линию для Минска в размере 110 млрд. рублей. Может показаться, что это не такая ощутимая цифра для российского бюджета, но это не так. Например, в 2021 году на выплаты в связи с рождением первого и второго детей потратят 78 млрд. рублей. Во время пандемии на стимулирующие выплаты врачам и на дотации регионам для увеличения коечного фонда потратили также 78 млрд. рублей.

За последние годы уже не впервые анонсируют подписание дорожных карт по интеграции. Но каждый раз Лукашенко находил причину отказываться от их подписания — то был не согласен с ценами на энергоносители, то ему не нравилась политическая часть дорожных карт. Нельзя исключать, что и в этот раз будет найдена причина отказаться.

Скорее всего, политическую дорожную карту пока отложили в сторону — хотят дождаться политических реформ в Белоруссии и изменения Конституции страны, а потом уже вернуться к этому вопросу.

(Visited 189 times, 1 visits today)