НИКАКИХ СЕКРЕТОВ – ВСЁ БЫЛО НАПИСАНО: УКРАИНУ УНИЧТОЖАЕТ ПЛАН МОРГЕНТАУ

За 30 лет Украина проделала путь из успешной и богатой постсоветской республики к самому нищему государству Европы. Деградация промышленности, научного потенциала, массовый отток населения на заработки за рубеж – вот истинная цена «нэзалэжности». Что ждёт страну дальше?

В 1990-х годах Украина была одной из самых богатых стран Европы, если не считать развитые государства. Где случился надлом, спросил ведущий «Первого русского» Никита Комаров в эфире авторской программы «Без цензуры». Действительно, деградация началась именно 30, а не семь лет назад, как многие думают, согласился журналист, бизнес-аналитик Глеб Простаков. По его мнению, к тому, что происходит сейчас, Украина шла с момента развала Советского Союза:

Это тот путь, по которому украинская элита повела страну при поддержке Запада и в направлении, им указанном. Причём эта поддержка ни для кого не являлась секретом или каким-то тайным планом. В документах ЕС, если их внимательно прочитать, было вполне ясно сказано о том, какую политику применяет Запад по отношению к таким странам, как Украина.

Норвежский экономист Эрик Райнет, автор бестселлера «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными», выступая в 2017 году на Четвёртом киевском международном экономическом форуме, позволил себе довольно неприятное для украинской элиты замечание: «ЕС внедряет для Украины не план Маршалла, а план Моргентау».

Речь идёт о плане послевоенного преобразования Германии, предусматривавшем деиндустриализацию с дальнейшим превращением её в аграрную страну. Смысл плана был в том, чтобы Германия никогда не возродилась. Потом этот план был заменён на план Маршала, потому что Германия – это часть западного мира. А такие страны, как Украина, никогда такой частью признаны не будут. Поэтому ей и достался план Моргентау.

Никита Комаров напомнил, что по темпам роста ВВП Украина с 90-х годов находится на последнем месте в мире, а его снижение от уровня 1990 года составляет 60%. По данным Всемирного банка, с 1990 по 2014 год были только 5 стран, у которых ВВП упал, а не вырос, добавил Простаков. Это Украина, Грузия, Молдавия, Зимбабве и ЦАР. То есть три страны постсоветского пространства, которые выбрали путь евроинтеграции, показывают низкие экономические показатели.

Коллапс украинской экономики отложил кризис 2008 года, но потом пришёл 2014-й…
С 2014 года, после Майдана, на Украине началась уже ускоренная деградация. В 1989 году ВВП Украины был порядка 200 миллиардов долларов. Если бы страна росла на среднестатистические 3% в год, то сейчас ВВП Украины должен был бы составлять 400 миллиардов долларов, но составляет он сейчас 153 миллиарда.

Но в нулевые годы ВВП Украины рос довольно впечатляющими темпами – и по 5, и по 6, и даже по 7%. С чем это связано и почему рост не продолжился, поинтересовался у собеседника Никита Комаров.

В тучные годы в начале и середине нулевых ВВП показывал и 12-процентный рост, – уточнил бизнес-аналитик. – Это было связано с тем, что цены на сырьё, в первую очередь на железную руду, которую экспортирует Украина, в этот период достигали пиковых значений. И в 2007 году соотношение долга страны к ВВП было минимальным. А сейчас превышен критический уровень в 65%.

Почему Украина дошла до нынешнего экономического состояния? Как известно, экономика циклична, и вопрос, как страны переживают циклические кризисы, справляются ли они с ними, является ключевым. Украина с этими циклическими кризисами не справляется, считает Простаков.

Ещё в 2009 году железные дороги Украины ожидал коллапс: из-за отсутствия модернизации они уже не могли справляться с внутренними и экспортными потоками грузов. Тогда от этого инфраструктурного коллапса Украину «спас» кризис 2008–2009 года, когда мировая экономика упала на 14%, грузов стало меньше, и железная дорога снова стала справляться. Коллапс стал отсроченным, но никуда не делся.

И уже тогда было понятно, что это системный экономический кризис, который должен убить страну. Но он отложился до 2014 года, когда случился уже не системный кризис, а кризис, похоронивший украинскую государственность. Одна из черт современной Украины – тотальная изношенность всей инфраструктуры.

Украина попала в замкнутый круг
Одной из проблем украинской экономики является не мнимый, как любят говорить в России, а реальный олигархат, сказал Никита Комаров, приглашая к разговору журналиста из Луганска Артёма Бузилу, которые вышел на связь со студией «Первого русского» по скайпу. Как появились на Украине олигархические кланы, ведущие постоянное противоборство?

Переход от плановой экономики к рыночной произошёл как раз за счёт того, что за бесценок были проданы предприятия, олигархи стали полностью контролировать все экономические потоки на Украине. Таким образом государство избавилось от своей прямой функции распределения богатств и средств. Хотя в середине нулевых ситуацию как-то удалось стабилизировать, эхо этих событий отобразилось на украинской экономике,– рассказал журналист. По его мнению, в настоящий момент Украина находится в настолько патовой ситуации, что любая попытка деолигархизации приводит к ещё большему ухудшению экономики. Один из ярких примеров – борьба властей с олигархом Игорем Коломойским.

Понятно, что серьёзная попытка закрыть принадлежащий ему Приватбанк, контролирующий от 30 до 40% банковских операций в стране, приведёт к тому, что банковская система Украины просто встанет. Даже при большом желании украинские власти не смогут провести деолигархизацию, настолько далеко зашла ситуация. И выйти из неё без серьёзных потерь для граждан не представляется возможным.

Украина находится в замкнутом круге, и без титанических реформ ничего изменить невозможно. Но украинские власти не смогут эти реформы провести в условиях нарушенных связей со странами СНГ, с Россией, с Крымом и Донбассом. Украинская экономика представляет собой настолько сложный механизм, что справиться с ним не смогут ни местная элита, ни внешние кураторы.

И это лишний раз подтвердила президент Эстонии Керсти Кальюлайд, которая не советует эстонскому бизнесу инвестировать в Украину, другое дело – торговать с украинцами, отметил Никита Комаров.

«Проедаем наследие Советского Союза»
А в каком состоянии сейчас находится украинская газотранспортная система, поинтересовался ведущий у Глеба Простакова. Ведь ещё 10–12 лет назад было понятно, что ГТС находится в плачевном состоянии – эксперты оценивали её изношенность почти в 90%. А что сейчас?

Украинская ГТС доживает свои последние годы, максимум – десятилетие, уверен Простаков:

Мы всё ещё проедаем наследие Советского Союза в этом смысле. И никак его не можем проесть. В данный момент украинская ГТС может заинтересовать только Запад. И не с точки зрения транспортировки газа, а с точки зрения реализации политики Green Deal. Если вдруг окажется, что ГТС сможет каким-то чудом транзитировать газово-водородную смесь, тогда Европе это будет интересно. При условии, что мощности для производства водорода будут построены на Украине. Но понятно, что транспортировать водород в Европу Украина сможет только при условии, что по этой трубе идёт газ из России.

Основа любой экономики – это энергетика, уверен Никита Комаров. Сейчас Украина подошла к тому, что в ближайшие годы из эксплуатации будут массово выводиться атомные электростанции. Чем это можно будет заменить? Это очень большая проблема для страны, сказал Глеб Простаков.

Доля АЭС составляет почти половину в украинской энергетике. И власти не знают, что с этим делать, потому что горизонт планирования у таких людей очень маленький – максимум, на год или два. А проблема с коллапсом украинских энергетических мощностей долгосрочная. Именно поэтому этой проблемой никто не занимается.

Но это, конечно, проблема не только Украины, но и остального мира, поскольку процесс выведения энергоблоков АЭС из эксплуатации технически сложный и сопряжён с определённой опасностью.

Украину делают «аграрной державой» или сырьевым придатком?
С 2010 года промышленность Украины сократилась на 20%, то есть потеряла пятую часть. А что будет, когда из эксплуатации массово начнут выводиться АЭС, задался вопросом ведущий программы. Понятно, что есть надежда на развитие «зелёной» энергетики, предпринимаются попытки построить солнечные и ветровые электростанции. Но насколько это направление перспективно?

Проблема не в том, чтобы понастроить эти «зелёные» электростанции, проблема в цене, считает Глеб Простаков. Чем больше на Украине будет «зелёной» энергетики, тем дороже она станет для конечного потребителя. И сможет ли конечный потребитель её оплачивать – вот в чём вопрос. Можно разогнать долю «зелёной» энергетики до 50% и выше, но всё это закончится кризисом неплатежей: электроэнергия будет производиться, но не будет оплачиваться.

Если говорить о промышленности, то с 2010 года Украина утратила отрасли, связанные с космическими технологиями. К примеру, харьковский завод «Хартрон», который раньше выпускал системы навигации для космических аппаратов, сейчас производит мусорные баки. И таких примеров масса, сказал Глеб Простаков.

Мы начали разговор с того, что Запад не скрывал своих намерений в отношении Украины. Вот вам пример. В 2008 году Комиссия ЕС опубликовала Инициативу по сырьевым материалам, ключевым пунктом которой было то, что страны Евросоюза должны обеспечить себе доступ к ключевым и важнейшим сырьевым источникам – к титановым и железным рудам, к редкоземельным металлам и так далее. В 2012 году появился термин «дипломатия сырьевых материалов», смысл которого заключается в том, что надо использовать любые способы для того, чтобы экспорт всех этих важных материалов из таких стран, как Украина, Индия и так далее, не прекращался.

А что произошло после этого? Подписание соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, которое не позволяет Киеву вводить какие-либо барьеры для экспорта этих важных для Европы материалов. Это говорит о том, что идёт фиксация сырьевой составляющей Украины. То есть этой стране никогда не стать богатой, никогда не вырваться из воронки этих неудач, если не отказаться от подобной стратегии, от того пути, по которому она пошла.

Получается, что Украину сделали сырьевым придатком для высокоразвитых стран, которым нужны её металлы, зерно и другая продукция, констатировал Никита Комаров. Недаром американский посол в Киеве Джеффри Пайетт заявил в 2016 году, что Украине суждено быть «аграрной сверхдержавой», согласился Глеб Простаков.

И это не только унизительно. Это ещё и чистой воды враньё, потому что все экономисты говорят о том, что невозможно быть аграрной державой за счёт деградации промышленности. Поскольку, если ты импортируешь абсолютно все приборы и машины, необходимые в том же сельском хозяйстве, то это приведёт к новым структурным перекосам в экономике и, соответственно, к новым кризисам.

Нельзя быть «великой аграрной державой» без развитой промышленности, подчеркнул бизнес-аналитик. А сокращение промышленности ведёт и к сокращению населения. Это и есть тот самый план Моргентау. И то, что оказалось невозможным для Германии в конце 1940-х годов, стало возможным для Украины в наше время – план по деградации и выведению населения страны за её пределы.

Сами вырыли себе яму
Никита Комаров предложил собеседнику дать прогноз на ближайшую пятилетку или хотя бы до 2024 года, когда Зеленский, скорее всего, перестанет быть президентом. Что может произойти за это время, спросил ведущий.

По прогнозу Глеба Простакова, Зеленский, возможно, не сможет досидеть свой президентский срок. Что произойдёт за ближайшие несколько лет? Вероятно, Украина экономически просто будет всосана Западом. Страну покинет огромное количество населения, останется небольшая часть, которая обслуживает западные компании. Население тотально сконцентрируется в больших городах. Большая часть страны, находящейся в центре Европы, полностью опустеет.

«Сами вырыли себе яму», – заключил Никита Комаров.

(Visited 298 times, 1 visits today)