«Украина останется форпостом Запада»

Как встреча Зеленского и Байдена изменит украинскую политику и чем это грозит России

Украина, несмотря на претензии к ней со стороны западных партнеров, до сих пор остается в списке их внешнеполитических приоритетов. Свидетельство тому — долгожданная для украинского президента Владимира Зеленского встреча с американским коллегой Джо Байденом. По итогам переговоров 1 сентября стороны выступили с заявлением о стратегическом партнерстве, затронув темы военного сотрудничества, Крым и Донбасс. А через пару дней советник руководителя офиса украинского президента Алексей Арестович заявил, что Украина «снялась с крючка Минских соглашений». Вместе с экспертом Российского совета по международным делам Александром Гущиным «Лента.ру» разбиралась, о чем на самом деле договорились Зеленский с Байденом и чем опасно для России дальнейшее украино-американское партнерство.

На второй срок
«Лента.ру»: Отношения США и Украины нельзя назвать идеальными. В последнее время у Вашингтона явно накопилось много вопросов к политике Зеленского. С каким багажом он собирался на встречу с Байденом?

Александр Гущин: За последние полгода Зеленский и его офис сделали много шагов, которые зачастую не без оснований расценивались как попытка выстроить вертикаль власти, в том числе через внеконституционные механизмы, такие как Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБО).

Кроме того, произошла отставка председателя правления «Нафтогаза Украины» Андрея Коболева, что вызвало недовольство американских партнеров. Между украинской стороной и западными, прежде всего американскими партнерами шли очень сложные переговоры и торги о будущем судебной системы и о судьбе антикоррупционных органов, таких как Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ).

Все это, безусловно, вызывало вопросы у Белого дома. Помимо этого, на ситуацию влияла и информация о том, как власть стремится аккумулировать финансовые потоки и перераспределить их в свою пользу. Такое всегда вызывает острую реакцию.

Почему для Зеленского было так важно встретиться с Байденом?

Один из важных аспектов — Зеленский своими решениями против оппонентов хотя и затронул пока в основном председателя политического совета партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктора Медведчука, который находится под домашним арестом, но все же создал серьезную угрозу для олигархического консенсуса. Можно отметить и все большее ухудшение отношений между офисом президента и спикером Верховной Рады Дмитрием Разумковым.

Политическая осень для Зеленского в этом плане, принимая во внимание рост тарифов и неплатежей, риски новой волны коронавируса, могла быть довольно острой.

Поэтому сама встреча с Байденом для Зеленского в политтехнологическом плане, в пиар-смысле — это вопрос внешней легитимации, которая, может быть, фасадная и временная, но была ему крайне необходима

И в какой-то степени сам факт встречи с представителями американского истеблишмента дал ему возможность представить визит именно как такую легитимацию. Это, впрочем, вовсе не дает Зеленскому долгосрочных гарантий.

Владимир Зеленский в Сан-Франциско

То есть Зеленский пытался повысить свой рейтинг и добиться от Вашингтона поддержки именно его кандидатуры на президентских выборах в 2024 году?

Да, именно так. Что бы мы ни говорили о падении рейтингов Зеленского и как бы ни относились к тому, что украинская социология не всегда правдива и зависима от заказчиков, все же он остается пока самым популярным политиком в стране, хоть и с растущим антирейтингом.

Зеленский по своему типу личности — человек властолюбивый, и, я бы сказал, нарциссического плана, и его команда, вкусившая прелести контроля над финансовыми потоками, явно не собирается уступать власть

Но они прекрасно понимают, что если ситуация в американо-украинских отношениях будет такой, как в первой половине этого года, если отношение США к Украине будет таким же прохладным и даже безразличным, как это было в 2021 году, то о поддержке на выборах речи не будет.

И Зеленский окажется перед лицом серьезных конкурентов, которых пока, кажется, нет, но которых он и его команда своими действиями могут наплодить, а Запад — поддержать. Поэтому с точки зрения будущей президентской кампании и политического будущего у Зеленского был расчет на визит в США как на средство электорального укрепления. Но, думаю, пока окончательного ответа на вопрос, поддержат ли США Зеленского, нет. Я бы сказал, что Белый дом дал ему испытательный срок.

Домашнее задание
Зеленский — приемлемая фигура для США в качестве президента или он не выполняет все «домашние задания»?

Во-первых, стиль Зеленского, который особенно стал проявляться в последние месяцы, устраивает далеко не всех на Западе. Зеленский зачастую безапелляционен, стремится действовать жестко и высказываться о своих интересах слишком прямо и не комплиментарно, что явно не принимается европейскими и американскими политиками.

Во-вторых, вызывают вопросы уже упомянутые кадровые решения Зеленского, тот факт, что он залезает в сферы, которые контролировались западными партнерами, и стремится таким образом усилить свою субъектность в их глазах, повысить свои переговорные позиции перед ними.

Наконец, позиция Зеленского по газопроводу «Северный поток-2» и по реализации Минских соглашений не устраивает Германию. По большому счету, он не только не пошел на выполнение своих обещаний, которые дал на встрече в «нормандском формате» в Париже в декабре 2019-го, но и не принял в полной мере даже европейский кластерный план, который в вопросах патрулирования и особого статуса Донбасса отличается от Минских соглашений в сторону их смягчения для Украины.

А между тем немецкая позиция для США сегодня особенно важна, ведь администрация Байдена считает Германию своим стратегическим партнером, отвечающим за процессы в Центральной и Восточной Европе.

Вопросы есть и по судебной системе, и по недопущению вмешательства в деятельность антикоррупционных органов, которые фактически патронируются американскими партнерами, что отразилось также в итогах визита Зеленского — это вопросы по Специализированной антикоррупционной прокуратуре, по независимости НАБУ, по вопросам реформирования судебной системы и доступа транснациональных корпораций на украинский рынок, по сохранению влияния иностранцев в наблюдательных советах кампаний. Все это явно было на повестке дня и поставлено перед Зеленским в качестве «домашнего задания».

Что касается внешней политики — какие главные цели ставил перед собой Зеленский перед встречей с Байденом? Удалось ли ему их достичь?

Одной из главных целей было получение помощи — как финансовой, так и в области вооружений. Другая задача — расширение военного присутствия американцев на Украине. Также необходимо было вновь поднять вопрос о предоставлении плана действий по членству в НАТО (ПДЧ) либо статуса основного союзника вне альянса. Даже вопреки тому, что все указывало на то, что такого решения не будет.

И, конечно, вопрос о «Северном потоке-2», который Украина не теряла надежды остановить, в том числе активно содействуя информационной войне против проекта, рассчитывая, видимо, затормозить его строительство на стадии сертификации, продувки, проверки объектов инфраструктуры. И хотя Зеленский артикулировал этот вопрос, Байден по итогам встречи лишь пригрозил ввести санкции против «Северного потока-2», если Россия «ужесточит агрессию» против Украины. То есть ничего конкретного сказано и зафиксировано не было.

США оставили себе свободу маневра. Американо-германские соглашения сохранились в полной мере, а США не дали никаких гарантий, за исключением устных обещаний

Кстати, перед визитом украинской делегации в Вашингтон глава концерна «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко призвал США не допустить завершения строительства газопровода и ввести против России санкции. Стоит ли Киеву на это надеяться?

Ранее США могли стремиться повлиять на ситуацию и пытаться остановить проект ценой ухудшения отношений с Европейским союзом (ЕС), прежде всего с Германией. Но укрепление отношений с последней открывают перед ними иные преимущества, особенно в условиях сложностей в их восточной политике и отношениях с Китаем.

На этом фоне Украина продолжает активно сопротивляется проекту, противостоя позиции Германии. Но реально сейчас может идти речь только о компенсациях, а не об остановке проекта. Поэтому я думаю, что «Северный поток-2» будет достроен и запущен.

Россия обещала продолжить транзит газа через территорию Украины и после 2024 года, когда завершится текущий контракт. Но что если нет? Чем грозит Украине прекращение транзита?

В последнее время украинскую газотранспортную систему (ГТС), которая была фактически монопольным поставщиком российского газа в Европу, обошли «Турецкий поток» и «Северный поток». Это сократило транзит через украинскую ГТС до исторического минимума: 40 миллиардов кубометров уже в этом году. В 2020-м было 55,8 миллиарда, а в 2019-м — 89,6 миллиарда. Запуск же «Северного потока-2» сократит транзит еще больше, вероятнее всего, до 20-25 миллиардов кубометров газа в год.

Украина упустила возможности создания газового международного консорциума еще во времена президентства Леонида Кучмы, не увеличила добычу собственного газа. Поэтому, как отмечают эксперты в области энергетики, если транзит упадет до 15 миллиардов кубометров, страна не сможет содержать свою ГТС.

Пиар-акция или реальная поддержка
Неужели визит Зеленского в США был лишь пиар-акцией?

В целом оценивать визит как однозначно неудачный для Зеленского не стоит. И хотя пресс-конференции по итогам беседы не было, все же встреча продолжалась более двух часов. Есть совместное заявление президентов, которое не содержит пунктов о выполнении Минских соглашений. Возобновляется работа комиссии по стратегическому партнерству, которая была создана много лет назад, но последние годы не работала. То есть США показали, что они на стороне Украины.

Но все же Зеленский встал перед необходимостью осуществления судебной реформы, определенных действий по антикоррупционном кейсу — назначение руководства Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП). Речь идет также о реформе корпоративного управления. То есть Зеленский, сказавший о «не всегда солнечной погоде» на встрече, имел в виду именно это «домашнее задание», ну и, конечно, то, что ничего не удалось сделать по «Северному потоку-2» и по вопросу о получении ПДЧ или статуса основного союзника вне НАТО.

Прогнозы о том, что США будут говорить о выполнении политической части Минских соглашений, не оправдались. По крайней мере, если об этом и шла речь, то кулуарно, в итоговом документе ничего об этом нет, и это определенный успех Зеленского. То есть вопрос об урегулировании конфликта в Донбассе в очередной раз отодвигается.

Какие причины для этого вы видите?

Причин здесь несколько — это и то, что Байден перед встречей находился в очень трудной ситуации из-за Афганистана: его рейтинг падал, и ему нельзя было допустить, чтобы и на украинском направлении американская пресса и «демократическая» общественность обвинили бы его в капитуляции перед Россией.

С другой стороны, до сих пор украинский политический режим довольно шаток, и если бы Зеленский дал какие-то обещания по Минским соглашениям, то внутри Украины это вызвало бы резко отрицательную реакцию правых политиков и усилило бы одного из главных его конкурентов — Петра Порошенко

Сейчас же Порошенко, как и мэр Киева Виталий Кличко, на фоне поездки украинской делегации в США выглядят проигравшими: Зеленский показал, что его ждут в Белом доме и будут иметь с ним дело — по крайней мере пока.

Так что, думаю, и Байден получил положительный пиар-эффект от встречи с точки зрения частичного преодоления негативного шлейфа от афганской проблемы. А Зеленский добился своих позитивных результатов. Хотя, надо признать, большой конкретики в заключенных соглашениях нет, скорее это именно визит, имеющий политические и в какой-то степени политтехнологические последствия, чем реальное наполнение.

Владимир Зеленский выступает в Стэнфордском университете

Но какого рода реальные соглашения, говорящие о поддержке американцами Украины, были заключены в Вашингтоне?

Украина получила 60 миллионов долларов в рамках сотрудничества по военной линии. Конечно, это очень мало, фактически символическая помощь. Однако общая тенденция по укреплению военного потенциала Украины налицо. Есть соглашение космического агентства и НАСА. Также речь шла о кредите американского Exim Bank на 3 миллиарда долларов, который привязан к приобретению Украиной американской продукции, что выгодно США.

Что же касается контракта с Westinghouse на 30 миллиардов долларов для строительства блоков Хмельницкой атомной электростанции (ХАЭС), то возникает вопрос: за чей счет банкет? Тем более что строительство реакторов ВВЭР-1000 было бы дешевле. Кроме того, статус документа — пока лишь меморандум. Но в целом это, конечно, определенный индикатор заинтересованности американцев в украинской атомной энергетике.

Каких-то стратегических документов с реальным наполнением подписано не было, они фиксируют уже известные тенденции американской политики в отношении Украины

Несмотря на то что реальных объемных соглашений мало, мало конкретики, в политическом плане он добился ограниченного, но все же тактического успеха.

Планы на Киев
Какие у США планы на Украину?

Несмотря на продолжающуюся поддержку, с финансовой точки зрения она в целом останется ограниченной, тем более что общая конъюнктура сейчас не в пользу Украины. Есть стремление американской администрации выйти на определенный уровень диалога с Кремлем. Понятно, что ни о чем, кроме контролируемой конфронтации, речи не идет — США и Россия остаются ключевыми конкурентами.

В Белом доме есть разные группы влияния: тот же спецпредставитель президента по климату Джон Керри и государственный секретарь Энтони Блинкен могут занимать разные позиции, да и Байден неизвестно сколько пробудет на своем посту, но тем не менее… Кроме того, устами Байдена США стремятся видоизменить принципы своей политики, на эту тему в стране большая рефлексия, наложенная на кризисные социальные и внутриэлитные процессы.

Что вы конкретно имеете в виду? Какими смыслами Белый дом собирается наполнять «стратегическое партнерство» с Украиной?

Военная поддержка будет, финансовые вливания и кредиты в ограниченном масштабе будут, Украина останется форпостом Запада против России, но форпостом сдерживания, контроля над точкой входа и в Европу тоже. Хотя этот форпост американцы всегда могут использовать для эскалации ситуации.

Владимир Зеленский на авиабазе «Моффет-Филд» в Калифорнии

Кроме того, зная особенности украинских партнеров, не исключено, что они тоже могут порой прибегать к эскалационной самодеятельности, напоминая о своей важности. Вступления Украины в НАТО ожидать не приходится, и дело не в формальном наличии конфликта на территории Украины или несоответствии стандартам, а именно в политической позиции США и их партнеров.

А что касается идеи Зеленского создать новый формат переговоров по Донбассу с обязательным участием США — вы считаете идею реализуемой?

Украина пыталась втянуть американцев в «нормандский формат», но это вряд ли произойдет, это было бы индикатором того, что европейцы не справились. Кроме того, зачем им брать обязательства? США и так влияют на ситуацию. А если бы они туда зашли, это был бы уже совсем другой формат.

Россия будет против присоединения США к существующим переговорным моделям. Украина хочет втянуть в них США, чтобы сделать постоянный противовес России и в какой-то степени Германии в рамках формата. Думаю, у нее это не получится.

(Visited 112 times, 1 visits today)