Кредитный пузырь скоро лопнет

Россия по уши в долгах, и это чревато новым финансовым кризисом

Россияне в очередной раз побили рекорд по объему потребительских кредитов наличными. В августе 2021 года они взяли в банках необеспеченных займов на сумму 646,7 миллиарда рублей, что на 32,7% больше показателя прошлого года за тот же период. По сравнению с июлем количество новых договоров выросло на 7,5%, а объем одобренных ссуд — на 6,9%. 42,5% всех августовских выдач или 275 млрд руб. пришлись на Сбербанк.

«Впервые число кредитов наличными превысило 2 млн. штук — банки выдали 2,062 млн. кредитов. Средний размер кредита при этом изменился не сильно и составил 313,6 тыс. рублей», — подсчитали в аналитической компании Frank RG.

По данным Frank RG, доля кредитов наличными в общем объеме кредитования в августе выросла до 53,1%. Общий же объем выданных банками кредитов в августе этого года составил 1,22 трлн. рублей. Это на 21,7% больше, чем в августе 2020 года, но меньше исторического рекорда апреля этого года, когда банки выдали 1,3 трлн. рублей кредитов. И это еще данные без учета кредитных карт.

Эксперты связывают такой рост с несколькими факторами.

Во-первых, банки не сразу подняли процентные ставки по кредитам после повышения ключевой ставки ЦБ, и люди поспешили набрать еще не подорожавшие финансовые продукты.

Во-вторых, в августе завершается сезон отпусков и приходит пора готовить детей к новому учебному году. Выделенных властями десяти тысяч рублей на эти цели хватило далеко не всем и не на все, поэтому людям пришлось закрывать образовавшиеся дыры в бюджете кредитными средствами.

В-третьих, рост реальных доходов совсем не успевает за растущей инфляцией. В августе потребительские расходы на товары и услуги в России, по оценкам «СберИндекса» выросли на 16,2% год к году. Официальная инфляция в августе составила 6,79%. Рост реальных располагаемых доходов населения во втором квартале 2021 года составил 6,8% в годовом сравнении после падения на 3,7% в первом. По итогам 2020 года они упали на 3,5%.

Несмотря на такую неутешительную статистику, кредиты так или иначе придется отдавать, и с этим могут начаться серьезные проблемы. Уже сейчас многие берут займы, чтобы погасить ранее взятые ссуды. Недавний опрос финансового маркетплейса «Юником24» показал, что половина российских заёмщиков сомневаются, что смогут погасить кредит без просрочек.

Банки, между тем, очень охотно выдают даже необеспеченные кредиты, несмотря на то, что ЦБ пытается с этим бороться. Регулятор еще весной указывал на признаки раздувания пузыря в этом сегменте. Глава Банка России Эльвира Набиуллина не раз отмечала, что для охлаждения рынка нужны полномочия на прямые количественные ограничения выдач некоторых видов ссуд. Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму этой весной, но пока не принят.

Как рассказал «СП» ведущий аналитик группы компаний «Финам» Алексей Коренев, кредитный пузырь в России может надуваться еще долго, а вот лопнуть способен практически в любой момент.

— Свойство любых финансовых пузырей, не только кредитных, но и на фондовом рынке, в том, что размер, до которых они могут надуться, прежде чем лопнуть, совершенно непредсказуем. Иногда кажется, что дальше уже точно некуда, а пузырь все надувается и надувается.

Американские рынки с момента дна пандемии выросли уже более чем в два раза. Заболеваемость коронавирусом продолжает расти, за третьей волной следует четвертая, потребительская активность падает, а пузырь на фондовом рынке продолжает надуваться, люди продолжают покупать.

То же самое происходит и с кредитами, правда, природа роста необеспеченных ссуд в России другая. Россияне теряют в доходах, но еще раньше они успели набрать кредитов, которые сейчас им нужно обслуживать. И делают это они за счет того, что берут новые займы, что и вызывает беспокойство у Банка России.

«СП»: — И все же, может ли этот пузырь лопнуть?

— Сказать, что пузырь надулся до того уровня, когда он может лопнуть, нельзя. Сейчас ситуация еще не настолько плоха. Во многих развитых странах доля ипотечных и потребительских кредитов намного выше, чем у нас. Правда, там и с доходами дела обстоят лучше, и процентные ставки намного ниже. Россияне же берут кредиты, не умея правильно рассчитать свои силы и оценить кредитоспособность. Значительная часть кредитов берется для того, чтобы погасить предыдущий заем, то есть перекредитоваться.

«СП»: — Как затормозить эту опасную тенденцию?

— ЦБ предлагает ужесточить требования к коэффициентам риска при формировании резервов под выданные ссуды и, скорее всего, это будет сделать. Потому что банки, конкурируя между собой и борясь за клиента, зачастую теряют страх. В рекламных роликах все рассказывают о том, как легко и быстро взять кредит, но никто не рассказывает о том, как его потом гасить, а ведь проблема именно в этом. Но банки предпочитают молчать, а клиенты попадают в хроническую долговую зависимость.

Второй момент в том, что Банк России неизбежно будет понимать ключевую ставку, потому что ему приходится бороться с высокой инфляцией. Высокие ставки по кредитам неизменно будут снижать интерес к заемным деньгам.

Пока ситуация не выглядит критически опасной, иначе ЦБ давно забил бы тревогу. Она ухудшается постепенно, кредитов выдается все больше, потому что доходы россиян падают, а совокупная задолженность домохозяйств — стабильно увеличивается. Люди попадают в долговую яму, из которой выбраться самостоятельно зачастую не могут, и попадают на банкротство.

Динамика банкротств за последние два года показывает совершенно сумасшедшие темпы. Количество обанкротившихся людей резко выросло. Поэтому риски надувания кредитного пузыря сохраняются, хотя пока ситуация не вышла из-под контроля.

Конечно, нулевых вероятностей быть не может. Но для того, чтобы кредитный пузырь лопнул, должно случиться что-то форс-мажорное. Например, обрушение финансовых рынков и новый масштабный мировой кризис. Пока мировая экономика выглядит неплохо, но, например, бац — и возникнет более опасный штамм коронавируса, который не лечится. Тогда все покатится вниз, зацепив и наш пузырь тоже.

«СП»: — Разве рост банкротств сам по себе не ведет к схлопыванию пузыря?

— В случае банкротства клиента банки несут потери. Но они будут терять больше, если не будут списывать безнадежную задолженность. Даже по просроченной задолженности создаются увеличенные резервы, а по безнадежной они еще больше. А что такое резервы? Это деньги, которые лежат у банка мертвым грузом и не работают.

Поэтому для банков иногда выгодней списать задолженность клиента или отдать ее коллекторам, получив какую-то долю с этого кредита, чем создавать дополнительные резервы. К тому же, безнадежные долги негативно сказываются на операционно-финансовых показателях банка, его рейтингах и дальше по цепочке у него начинаются неприятности. Именно поэтому банки готовы идти с клиентами на соглашение по реструктуризации задолженности.

Пока что ситуация с банкротствами не вышла на опасный уровень, хотя их число заметно выросло. Многие люди не совсем понимают, что такое банкротство, видят объявления на столбах, где написано «Избавляем от долгов», и не осознают, что большей части своего имущества они при этом лишатся.

«СП»: — Если исключить форс-мажорный сценарий, как люди в принципе будут рассчитываться по уже набранным кредитам?

— Для этого доходы должны расти быстрее, чем процентная ставка по кредитам. Тогда можно будет говорить о том, что у людей хватает денег и на потребление, и на погашение кредитов вместе с процентами. Потому что эти проценты достаточно высоки. Это в рекламе у нас обещают 5,9%, а если почитать форумы, выяснится, что люди берут займы под 17%.

Если доходы будут расти не на уровне 6% (да и то, есть сомнения в том, что росстатовские данные корректны), а хотя бы двузначными темпами, тогда россияне справятся с погашением кредитов и ситуация начнет исправляться сама. Правда, есть опасность, что они и кредитоваться под новые запросы начнут активно. Сейчас же без вмешательства ЦБ, без повышения ставок остановить эти негативные тенденции не получится.

(Visited 164 times, 1 visits today)