«НЕ ЧЕЛОВЕК». ТЕЛО РЕБЁНКА РОДИТЕЛЯМ НЕ ОТДАЛИ – СОЖГЛИ, КАК БИОМУСОР

Где тело нашего ребёнка? С 16 июля этого года Мария Костреба из Москвы пытается добиться права похоронить свою дочку. В Перинатальном центре №24 роженице заявили, что никакой это не ребёнок – «не человек, а отход класса «Б».

Плод, родившийся на 22-й неделе беременности, «не отвечал медицинским критериям», с точки зрения врачей. Когда начались преждевременные роды, женщина четыре часа умоляла о помощи ребёнку, однако перинатальная бригада так и не была вызвана. Теперь в этом вопросе разбираются следователи. Подробности чудовищной истории – в нашем репортаже.

Мы хотели бы обратиться к 24-му Перинатальному центру с вопросом: где тело нашего ребёнка?– это главное, что сегодня хочет выяснить семья малыша.

Мария Костреба с супругом два месяца выясняют – где тело их умершей при родах дочери. 16 июля их долгожданной девочки не стало. Это был бы четвёртый ребёнок в семье.

Почему от нас скрывают информацию? Кто будет отвечать за это? И почему мы не смогли похоронить нашу дочку как человека, если она и по возрасту, и по сроку, и по размеру подходит по параметрам ребёнка? Почему наша дочка не имела права быть похороненной?– на эти вопросы пытается получить ответ мама умершей девочки.

Оказывается, права на захоронение у семьи нет – рапортует Депздрав Москвы, потому что «не человек» это вовсе, а «отходы класса «Б». Плод, срок которого менее 22 недель, считается «продуктом выкидыша и не подлежит патолого-анатомическому вскрытию».

ОТВЕТ ДЕПЗДРАВА – И ТУТ РАЗМЕРЫ ПЛОДА УЖЕ МЕНЬШЕ.

Кроме того, плод не соответствовал критериям живорождения: на момент произошедшего его масса была менее 500 граммов и длина тела на один сантиметр отличалась от нормы – 24 см вместо положенных 25. Именно так объясняет ситуацию в своём официальном ответе начальник Управления по работе с обращениями граждан Департамента здравоохранения столицы Игорь Полозков.

Согласно действующему порядку на детей, которые не попадают под установленные критерии, не оформляются медицинские документы о смерти. Не выдаётся свидетельство о смерти. Поэтому похоронить такого ребёнка, как человека, официально невозможно. Такие дети утилизируются как отходы класса «Б» вместе с ампутированными конечностями, органами и марлей, пропитанной кровью, шприцами и тому подобным. Всё вместе это в общую кучу утилизируется,– объяснила чудовищный подход юрист Патриаршей комиссии по вопросам защиты материнства Софья Дробязко.

Однако в распоряжении «Первого русского» есть документ, который говорит о явной манипуляции с цифрами. Вот в день произошедшего сотрудник патолого-анатомического отделения 24 больницы рукой записал иные данные: в день смерти ребёнка, 16 июля, его вес составлял 524 грамма и длина тела была 29 сантиметров. А это значит, что, когда женщина с преждевременными родами поступила в перинатальный центр, медики обязаны были его спасать.

ПАТОЛОГИЧЕСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВНИЗУ ОТ РУКИ НАПИСАН ВЕС ПЛОДА И ЕГО ДЛИНА.

Мария же уверяет, что четыре часа, пока она корчилась от боли, – ей даже не сняли швы с матки. И никаких письменных отказов от этой процедуры она не писала. Женщина умоляла вызвать неонатолога и дать шанс её дочери на жизнь.

Вот мнение акушера-гинеколога Марии Меньшиковой:

Она поступила в специализированное родильное учреждение. Не какой-то там деревенский пункт, а в специализированное, где должны уметь обращаться с такими женщинами. Если правда то, что Мария говорит, – что ей не сняли швы, то при начавшейся родовой деятельности – это запредельно. Это ошибка.

Перинатальная бригада почему-то тоже не была вызвана. Сейчас это выясняют следователи. Кроме того, предстоит разобраться с утилизацией тела ребёнка. Здесь выходит совсем тёмная история. Родителям сначала пообещали его выдать, а когда те собрали требуемые документы, оказалось, уже всё – сожгли.

АКТ О ПЕРЕДАЧЕ НА КРЕМАЦИЮ.

В акте на передачу на кремацию значится, что в службу «Ритуал-Горбрус» переданы два ящика последов. Данных же по утилизации плода нет.

РИТУАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПРЕДОСТАВИЛО ДОКУМЕНТ ОБ УТИЛИЗАЦИИ.

У меня есть подозрение, что плод не был утилизирован. Дело в том, что на таком сроке из них делают муляжи для мединститутов или пускают в расход, если у ребёнка печень и почки здоровы. Это всё исходный материал – биоотход. В данном случае, конечно, сопротивляется отрасль, которая приобретает материал. Это за гранью понимания – почему тело так и не найдено? А мама-то помнит запись, что плод помещён в формалин,– сказала в беседе с Царьградом секретарь Гиппократовского медицинского форума Инна Ямбулатова.

На момент подготовки видеосюжета к эфиру, стало известно о возбуждении уголовного дела. «Первый русский» будет следить за развитием ситуации.

Этот трагический случай ещё раз доказывает, что закон о биоэтике и безопасности в России необходим. Потому что он совсем не про что-то высокое. Это про жизнь, это про уважение, мы настоятельно говорим именно про уважение к ЧЕЛОВЕКУ и после смерти. И неважно, сколько он граммов весил – 500 или менее. Достойно проводить в последний путь своё дитя – это право родителей, которое должно стать неприкосновенным.

(Visited 289 times, 1 visits today)