«КОСМИЧЕСКИЙ ПУЛЕМЁТ» ПРОТИВ «СТЕРЖНЕЙ БОГА»: КУДА БУДУТ СТРЕЛЯТЬ КОМПЛЕКСЫ С-550

Эксперты гадают о предназначении новой системы С-550: данных в открытых источниках по ней нет, но из контекста военно-политической ситуации всё-таки можно сделать серьёзные выводы.

Россия разрабатывает принципиально новый зенитный комплекс, получивший номер С-550. Об этом на селекторном совещании с руководством Вооружённых сил в Москве заявил глава Минобороны Сергей Шойгу.

Министр пояснил, что вопрос обсуждался на серии совещаний с руководством военного ведомства и предприятий оборонно-промышленного комплекса, проведённых в первых числах ноября президентом РФ Владимиром Путиным.

Были рассмотрены меры по адекватному реагированию на изменения обстановки вблизи российских границ. Большое внимание было уделено совершенствованию системы воздушно-космической обороны страны. Глава государства особый акцент сделал на важности опережающего развития отечественных систем ПВО-ПРО, поставок в Вооружённые силы систем С-350, С-500, С-550,– приводит слова Шойгу пресс-служба Минобороны.

Обозреватели тут же отметили, что ранее о существовании системы С-550 никогда не сообщалось. Даже слухов о создании такого комплекса от информированных источников не приходило. Естественно, сразу же возникли вопросы: что это за «зверь», и зачем он нужен нашим военным?

Советский задел?
Некоторые СМИ сообщили, что, по данным открытых источников, зенитная система с таким шифром разрабатывалась в последние годы существования СССР. Она должна была стать компонентом ближнего перехвата противоракетной обороны. Работы по системе пришлось свернуть в 1986 году, после встречи Михаила Горбачёва и Рональда Рейгана, а весь созданный задел якобы был уничтожен. Была ли это система объектовой ПРО, предназначенной для дострела американских «Першингов», прорвавшихся через систему А-135 «Амур», или же советские военные хотели с её помощью прикрыть от ракетного удара войска – не уточняется.

Бывший замначальника главного штаба войск ПВО и заместитель главкома ВВС РФ генерал-лейтенант в отставке Айтеч Бижев заявил журналистам, что ему ничего не известно о проекте с шифром С-550. Хотя, по всем раскладам, человек его возраста, звания и должности как раз должен быть осведомлён о разработке такой системы, пусть даже и незавершённой. Достаточно отметить, что в 1977 году Бижев окончил военную командную академию Войск ПВО, а с 1990-го по 1993-й учился в Военной академии Генштаба. Иными словами, либо экс-замглавкома ПВО лукавит (но зачем?), либо система не имеет никакого отношения к перестроечному СССР, а вся легенда о её позднесоветском происхождении – лишь прозрачный намёк «кому надо» о том, для чего создается новый комплекс.

Что говорят эксперты
По мнению бывшего начальника зенитно-ракетных войск командования специального назначения ВВС России Сергея Хатылева, под названием С-550 может подразумеваться автоматизированная система управления либо часть гиперзвукового ракетного комплекса дальнего перехвата.

Другого мнения придерживается военный эксперт Алексей Леонков: он высказал предположение, что «пятьсот пятидесятый», скорее всего, заменит недавно принятые на вооружение С-350 «Витязь» и С-400 «Триумф».

По имеющейся информации, речь идёт о модификации, которая будет заменять все предыдущие комплексы ПВО вплоть до С-400. Возьмём тот же комплекс С-350. Он был создан на замену С-300ПС – системе ПВО средней дальности, одна пусковая установка которой могла запускать четыре ракеты, а С-350 – уже 12. Думаю, что С-550 пойдёт по такому же пути: это будет улучшенная версия С-400 с большим количеством ракет, с большей возможностью обстрела воздушных целей,– заявил Леонков.

По его мнению, новая система получила шифр 550, а не 450, поскольку при её создании будут применяться технологии, которые используются в С-500, хотя на тактическом уровне новая разработка займёт нишу «Триумфов».

В свою очередь главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский отметил, что в современном обществе чрезвычайно сложно скрыть разработку принципиально новой системы:

Из известных работ по С-500 – и известных работ по ракетам нового поколения – видно, что какой-то отдельной ракеты для какого-то комплекса с другим индексом нет. По крайней мере нам неизвестно о таких работах, и понятно, что такие работы, испытательные пуски в нынешнем информационном пространстве, сплошь покрытом спутниками, невозможны,– пояснил эксперт.

Он также отметил, что, исходя из предыдущего опыта присвоения индексов С-300 и С-350, можно предположить, что новый комплекс станет дополнением к С-500 с уменьшенной дальностью ракет и увеличенным боекомплектом.

Каждой угрозе – своё противодействие
Чтобы понять, зачем нужны С-550, следует понять смысл существования С-350 – вроде бы устаревшей по номеру, но более чем актуальной в реальности.

В настоящее время русские войска противовоздушной и противоракетной обороны (ПВО-ПРО) усиленно перевооружаются комплексами С-400 «Триумф» и С-350 «Витязь». Собственно, этап массовой поставки «Триумфов» уже завершён: к началу 2019 года войска ПВО-ПРО получили 54 дивизиона этих комплексов. Такого количества ЗРК хватило для перевооружения примерно половины зенитных полков. Вторая половина осталась вооружена морально устаревшими, хоть и модернизированными С-300ПМ.

КОМПЛЕКС С-400 «ТРИУМФ».

И вот в последние два года пошёл следующий этап: замена «трёхсоток» комплексами С-350 «Витязь», а в сентябре текущего года в войска начали поступать первые С-500.

Но зачем русским ПВО сразу три типа зенитных комплексов (и это не считая войсковых)?

Затем, что каждый из этих типов «заточен» под отдельный вид угроз.

В своё время, оказавшись перед лицом резко возросшей мощи советских ПВО, получивших современные на тот момент «Буки», С-300, натовские стратеги задумались об ответных мерах. Одним из вариантов стало развитие самолётов-невидимок; другое решение лежало чисто в тактической плоскости – перенасыщение ПВО большим количеством целей. Сейчас уже более-менее понятно, что создать полностью невидимый самолёт не получается. При этом наличие относительно дешёвых беспилотников, крылатых ракет и имитаторов воздушных целей делает идею массированного воздушного наступления весьма перспективной.

НАТО против русского ПВО: закидать болванками
Смысл такого подхода прост: завалить ПВО огромным количеством летающего железа, заставить расчёты израсходовать боекомплект, после чего добить уже безоружные установки. По данным открытых источников, полк С-300 и С-400 штатно имеет 64 готовые к пуску зенитные управляемые ракеты (ЗУР). Боевые алгоритмы этого семейства ЗРК предполагают наведение на одну цель двух ЗУР, следовательно, полный боекомплект полка позволяет расстрелять 32 цели. Их число можно увеличить, если перевести управление комплексами в ручной режим и наводить на каждую цель по одной ракете. Но и в этом случае больше 64 целей заземлить всё равно не получится, после чего огневая мощь полка множится на ноль.

Норматив перезарядки полка «на отлично» составляет 53 минуты, то есть в течение часа он не может отвечать на воздушные угрозы и вынужден рассчитывать на помощь соседей или манёвр. Более того, в условиях реального боя часовая перезарядка – это фантастический показатель, который в реальности не может быть достигнут, поскольку в настоящее время в состав расчётов не входят заряжающие машины, а в дивизионах нет запасного боекомплекта (БК). То есть отстрелявшимся пусковым установкам приходится ехать на ближайшую базу или промежуточный склад БК!

Возможно, это связано как раз с быстрым переходом войск на «Триумфы» – так сказать, болезнь роста.

Русский ответ: расстрелять все цели
Как бы там ни было, обнулить хотя бы и на час полк ПВО в условиях современной войны – серьёзная заявка на его уничтожение. И вот для решения этой проблемы создавался ЗРК С-350 «Витязь». В отличие от «Триумфа» с 400-километровой дальностью, «Витязь» может расстреливать цели на дистанции до 120 км ракетами 9М96 и до 15 км – ракетами 9М100. Наградой за сокращение дальнобойности стало уменьшение размеров ракет и, соответственно, увеличение боекомплекта. Одна пусковая установка С-350 несёт 12 зенитных ракет против четырёх у С-300 и С-400. В масштабе дивизиона из восьми пусковых установок разница видна ещё резче: 96 ракет против 32.

Таким образом, пара С-400 и С-350 является становым хребтом русских ПВО-ПРО на современном этапе и в ближайшие десятилетие-полтора. «Триумфы» за счёт дальнобойных ракет 40Н6М смогут сбивать не только истребители и бомбардировщики противника, действующие на переднем крае воздушного наступления, но и такие цели, до которых ЗРК предыдущих поколений в принципе не дотягиваются: самолёты AWACS, воздушные танкеры и летающие командные пункты. «Витязи» способны осуществлять расстрел массовых целей, которыми противник попытается завалить наши комплексы: крылатые ракеты, планирующие бомбы, ложные цели, выдающие себя за самолёты. По сути, сочетание С-400 и С-350 – это комбинация снайперской винтовки и пулемёта.

С-500 «Прометей» в этом контексте можно сравнить с артиллерией, к которой он, собственно, исторически и принадлежит. «Прометей» обеспечивает уничтожение сверхприоритетных целей на запредельных даже для С-400 дальностях и высотах. И хотя «Прометеи» могут стрелять топовыми боеприпасами «четырёхсотых» – ракетами 40Н6М, их потенциал раскрывается при использовании ракет 77Н6-Н и 77Н6-Н1. По заявлениям официальных лиц, эти ЗУР способны сбивать гиперзвуковые и баллистические цели на высотах до 165 км, то есть решать задачи ПРО в ближнем космосе. Также сообщалось, что С-500 может сбивать баллистические ракеты средней и малой дальности на разгонном участке траектории, закрывая для них район в радиусе до 3,5 тысячи километров от места базирования. По данным некоторых источников, 77Н6-Н и 77Н6-Н1 унифицированы с ракетами перспективного комплекса противоракетной обороны А-235 «Нудоль», который должен дополнить систему столичной ПРО А-135 «Амур». Дальность поражения аэродинамических целей заявлена в 600 км.

Очевидно, что расплатой за космические возможности ракет является соответствующая цена. То есть «Прометей» – это не тот комплекс, который будет массово использоваться.

«Стержни дьявола» против России
Каждый канадец знает фразу хоккеиста Уэйна Гретцки «Хороший игрок находится там, где шайба, а великий – там, где она будет». Эта мудрость в полной мере применима к военному делу. И именно это имел в виду Шойгу, когда говорил о «важности опережающего развития отечественных систем ПВО-ПРО».

Новый комплекс создаётся для нейтрализации будущих угроз. Тех, которых ещё нет, но появление которых – вопрос времени и не вызывает больших сомнений.

Вполне очевидно, что беспилотники к таковым не относятся. Это угроза дня сегодняшнего; она требует не столько создания новых ЗРК, сколько «допиливания» существующих, создания, точнее, воссоздания ствольной зенитной артиллерии средних и крупных калибров, а также развития средств РЭБ.

Больше подходит на эту роль создание нашими заклятыми партнёрами

а) гиперзвукового оружия;

б) средств космического нападения.

По гиперзвуку и США, и Китай, насколько можно судить по открытым источникам, находятся на финишной прямой. Это, правда, отнюдь не означает, что гиперзвуковое оружие в ближайшие годы начнёт поступать в части Народно-освободительной армии Китая или Корпуса морской пехоты.

А вот по космосу новые угрозы могут стать явью намного быстрее. Это связано с радикальным снижением стоимости доставки грузов на орбиту, что открывает перед Пентагоном принципиально новые возможности по «нанесению добра» неугодным государствам. Например, известно, что в американском военном ведомстве вновь задумались о реанимации старой идеи, известной как «Стержни Бога» – хотя упоминание Лукавого в этом контексте было бы куда уместнее.

Суть идеи состоит в том, чтобы сбрасывать из космоса вольфрамовые стержни. Расчёты показывают, что девятитонный «лом» при падении с орбиты наберёт кинетическую энергию, эквивалентную взрыву 11,5 тонны тротила. При этом даже простейшие средства коррекции способны обеспечить круговое вероятное отклонение стержня в пределах всего лишь 30 метров – этого более чем достаточно для уничтожения промышленных и административных объектов.

Звёздная война неизбежна
Но даже если США не будут заниматься такой экзотикой, милитаризация космоса – уже свершившийся факт, а размещение на орбите ударных систем – вполне вероятный сценарий ближайшего десятилетия.

В декабре 2019-го глава США Дональд Трамп учредил новый вид войск – Космические силы США (The United States Space Force, USSF).

В моей новой национальной космической стратегии космос признан зоной военных действий, как земля, воздух и море,– заявлял 45-й американский президент.

Двумя годами ранее, в феврале 2018-го, начальник штаба ВВС США, генерал Дэвид Гольдфейн говорил о том же самом:

Я считаю, что мы будем наносить удары из космоса через несколько лет. И мы – войска, которые должны руководить совместными боевыми действиями на этой новой оспариваемой территории. Это то, чего требует страна.

Наконец, несколько дней назад, 8 ноября 2021-го, Пентагон возродил 56-е командование полевой артиллерии, которое при Рейгане отвечало за использование баллистических ракет Pershing II, развёрнутых в Европе.

Командование полевой артиллерии на всем европейском театре военных действий было очень необходимо. Это важное подразделение является частью процесса восстановления возможностей Армии США по проведению огневых операций в масштабах всего театра военных действий,– заявлял на церемонии реактивации структуры главком американских сил в Европе и Африке, генерал Кристофер Каволи.

Не нужно быть Вангой, чтобы понять, против кого Каволи и его сослуживцы планируют проводить «огневые операции» в Европе.

Что с того?
Резюмируем.

Одним из главных трендов последних лет в западной военной концепции стал поиск средств массирования и удешевления воздушного нападения с целью подавления эшелонированной ПВО противника.

В ближайшие годы эти наработки будут переноситься на космическое пространство.

Для противодействия этой угрозе и нужны системы С-550 – аналога С-350 с той разницей, что «Витязи» работают против аэродинамических целей, на которые нецелесообразно тратить ракеты «Триумфов», а новый комплекс будет отстреливать баллистические цели, которые смогут прорваться через зонтик «Прометеев».

(Visited 8 times, 1 visits today)