ТАЙНА ПРЕДСМЕРТНОГО ВИДЕО: ПОСЛЕ ДОПРОСА В ПОЛИЦИИ ЧЕЛОВЕКА НАШЛИ ПОД ПОЕЗДОМ

25-летний Евгений Ипатов покончил с собой после допроса в полиции. Однако уголовное дело возбудили только спустя 3 месяца. Царьград разбирался, что произошло на самом деле.

«Опять очередной самоликвидатор»
29 сентября в Адлере, а точнее, между Адлером и Кудепстой, поезд «Нижний Новгород – Адлер» насмерть сбил молодого человека. Место это не глухое, как и всё остальное в районе Сочи, но и станции рядом нет – с одной стороны горы и базы отдыха, с другой – море, свидетелей никаких. Пассажирские поезда идут здесь без остановок.

Как потом рассказал следователям УВД на транспорте машинист, парня он увидел издали. Тот сначала стоял у железнодорожного полотна, а потом неожиданно сделал шаг под несущийся состав.

Я сигналил, но тот не реагировал,– объяснял машинист.

«Наезда избежать не удалось, поездом смертельно травмирован мужчина, личность его не установлена. На месте работает следственно-оперативная группа Сочинского ЛУ МВД России на транспорте, устанавливаются обстоятельства произошедшего. По результатам проверки следственными органами будет принято процессуальное решение», – значилось в заурядном пресс-релизе полиции.

В соцсетях отреагировали агрессивно, в основном сведя к тому, что очередной суицидник бросился под поезд. Редкие комментаторы предположили, что бедолага мог просто перебегать пути, спасаясь, например, от собаки… На этом и успокоились. Судя по официальным сообщениям ведомства, на ж/д транспорте гибель под поездами – явление почти такое же частое, как и под колёсами автомобилей. Замешкавшиеся старушки, переходящие пути в неположенном месте, подростки в наушниках, не слышащие сигнал приближающегося состава, пьяные, падающие на рельсы, – таких случаев за год набирается множество.

Потому данному случаю не придали значения ни правоохранительные органы, отказав в возбуждении уголовного дела, ни журналисты. Как оказалось, зря.

Документы с собой, но официально – неопознанный
В вышеупомянутом пресс-релизе транспортников погибший значился как неопознанный. При этом родным выдали найденные при нём вещи, среди которых… водительское удостоверение и паспорт на имя 25-летнего Евгения Ипатова, уроженца Удмуртии.

О смерти Жени мы узнали от волонтёров, которые занимаются поисками пропавших людей. Только благодаря им стало известно о трагедии. Никто из полицейских не сообщил, хотя у них же были паспорт и его адрес,– недоумевают родственники Ипатова.

Именно в этот момент у семьи Евгения и зародились первые подозрения в том, что полицейским есть что скрывать. И что самоубийство молодого человека не так очевидно, как кажется на первый взгляд.

«Ты попал»
Евгений Ипатов, молодой электрик, приехавший в Сочи на заработки, никогда не имел проблем с законом. Что называется, «не состоял, не привлекался». Ровно до 22 сентября этого года. О том, что происходило в последние 7 дней его жизни, рассказал журналистам eго друг Дмитрий Иванников. Он специально приехал в Москву, чтобы предать огласке случившееся. А случилось вот что.

22 сентября, когда электрик Ипатов приехал на очередной заказ (он работал частным образом через сайт объявлений), его задержали сотрудники уголовного розыска УВД Центрального района Сочи.

По словам мужчины, сначала «шили» неповиновение (Евгений якобы оказывал сопротивление и упирался, отказывался ехать в полицию), на этом основании его отвезли в отдел, а там уже стали «колоть» на уголовку. За несколько дней до этого также по объявлению некий Максим нанял парня для работы в квартире местных пенсионеров. У 65-летних сочинцев в квартире что-то произошло с проводкой. Евгений провозился с заказом, но починить не смог, обещал прийти на следующий день.

Но он не появился ни на следующий день, ни после. А пенсионеры после его ухода обнаружили пропажу 60 тысяч рублей. Деньги хранились именно в том шкафу, над которым искал поломку электрик. Разумеется, написали заявление. Нет, кроме него и Максима в квартире в этот период посторонних не было. Максима мы проверили, он «чист» (правда, пояснять, какое алиби было у Максима, не стали, ограничились – «потерпевшим он знаком, потому он не мог» – авт.). Под подозрением оказался Ипатов,– так попадание парня в поле зрения оперов объяснили Царьграду в УВД Сочи.

Деньги, кстати, так и не нашлись, дело по ч. 3 ст. 158 УК («Кража») до сих пор открыто. А опера принялись работать с основным фигурантом.

По этому делу гражданин Ипатов проходил как свидетель, его по закону задержали на сутки, хотя имели право задержать на 48 часов,– единственное, что официально говорят в сочинской полиции. И подтверждают – 22 сентября его, действительно, доставляли в отдел.

А вот сам Евгений своему товарищу Дмитрию рассказывал потом с куда большими подробностями.

Отпустили на следующий день, 23 сентября. И эти сутки перевернули жизнь парня.

«После того, что со мной сделали, я жить не смогу больше».

Евгений рассказал, что избивать его начали ещё по пути в отдел, прямо в машине. Затем вытащили из авто (не служебное, обычное белое «Рено»), завели в кабинет и продолжали избивать. На этот раз уже ногами – по рёбрам, по почкам, по ногам. Парень прикрывал руками лицо, твердил, что не брал никаких денег.

В ответ на это Руслан (оперуполномоченный с таким именем, действительно, служит в данном УВД), говорил Евгений, требовал признаться в краже.

Я никогда не привлекался, никогда не воровал,– стоял на своём Евгений.

В случае отказа – «пеняй на себя, «уедешь» на два года», вспоминал угрозы опера в перерывах между побоями. А также то, что «будет добиваться максимального срока, главное, чтобы сел». Другие же намёки на изнасилование – парня имели право задержать на 10 дней, в течение которых ему грозили жуткой физической расправой – Евгений принял как реальные угрозы.

Говорили, что посадят меня в камеру к зэкам и там подпишу всё что угодно. В итоге я подписал заявление, и они отправили меня в другой отдел на Горького, где я провёл ночь в камере,– рассказал он незадолго до смерти. В кабинете, по его словам, кроме Руслана, было ещё двое.

На следующий день парня отправили к следователю Оману.

Там вектор интересов сместился уже в сторону денег. Евгений сказал, что Омана больше интересовали заработки задержанного («обрадовался, когда узнал, что я в месяц получаю 200 тысяч»), вместе они поехали на съёмную квартиру парня. Дома у молодого человека были 26 тысяч, 23 из которых забрал, по его словам, сам следователь. И отпустил: мол, ты ж как свидетель проходишь, всё, иди, свободен, если что – звони.

В отделении полицейские относились к нему хуже фашистов. Я потом сутки не мог успокоить Женю. Его так трясло. У него произошёл сдвиг, что тебя просто так могут бросить на пол и пинать… Он всё повторял, что не хочет жить, быть изнасилованным и уголовником,– рассказал журналистам друг погибшего Дмитрий, который видел на теле товарища следы побоев.

С того момента Женю как подменили. По словам друга, он был подавлен, в один из дней они связались по видеосвязи. Евгений держал в руках строительный нож и пытался себя порезать. «После того, что со мной сделали, я жить не смогу больше», – объяснил он Дмитрию.

В ответ тот предложил быстро снять другую квартиру и переехать. Что и сделали. У Ипатова были деньги – больше 100 тыс. рублей на карточке и около 25 тыс. наличкой. Договорились, что осядет в Москве, следом туда после Нового года приедет и Дмитрий, который, решив, что друг в безопасности, уехал в Абхазию – в турпоход по горам.

А Евгения спустя несколько дней, утром 29 сентября, найдут мёртвым на рельсах между Сочи и Адлером.

«Здесь любого могут поймать, избить и выбить показания»
Перед смертью Евгений записал видео. Очень бледный растерянный молодой человек делится событиями последних дней. Почти 14 минут рассказа о случившемся с ним.

Вот в такой стране мы живём. Здесь любого могут поймать, избить и выбить показания. Никакой защиты прав здесь нет. Они хотели повесить это дело на меня. Я ещё раз заявляю – никаких 60 тысяч я не брал. В жизни никогда ничего не воровал. И воровать не стану. Это всё будет на их совести. Мама, папа, я люблю вас, передавайте всем привет, – прощался он.

Это видео заставит родных заявить о том, что их сына довели до самоубийства. Была версия, что его убили в квартире (там родные обнаружили следы крови), а под поезд бросили уже мёртвое тело. Тётя погибшего просила показать запись с камер, где видно, что Евгений живой и сам шагнул под поезд, но ей следователи отказали.

Мать парня Людмила Зянкина обратилась в краснодарский филиал Комитета против пыток.

Мы ждём результатов проверки прокуратуры, материалов ещё не видели, в целом информации крайне мало,– говорит руководитель филиала Сергей Романов.

Дело сложное, предполагает правозащитник. Пока неизвестно, что показала экспертиза – были ли на теле погибшего прижизненные травмы, которые свидетельствовали бы о нанесённых побоях.

Почему он не пошёл сразу после полиции снимать побои? Да жаловаться идут далеко не все, как правило, жертвы бесправия первым делом думают о спасении своей жизни, а уже потом о борьбе за справедливость,– говорят в Комитете против пыток.

Там не раз сталкивались со случаями, когда после допросов в полиции люди умирали, не перенеся побоев. А свидетели бесправия настолько запуганы, что прячутся ото всех – даже от адвокатов. Тот же Дмитрий Иванников, предавший дело Ипатова огласке, не выходит на связь с комитетом. Не может найти его и сочинская полиция.

Не пережил психологическую травму
Мы вообще до этого момента знать не знали этого Иванникова, а теперь есть и к нему вопросы, конечно,– в УВД Сочи заметно нервничают при вопросах про историю с Ипатовым. И если и разговаривают, то исключительно в обмен за обещание анонимности. Сейчас их всех трясут сразу три бригады проверяющих – Следком, прокуратура и ГУВД.

Ну да, есть у нас такой молодой офицер Руслан. Но все эти обвинения… Да не такое это уж и серьёзное дело, эта ч. 3 ст. 158, чтоб доводить из-за неё до самоубийства… У каждого из нас по 30-40 дел одновременно, а висяков из них знаешь сколько? Да до фига. Был у нас в 19-м году похожий случай. Пожаловался один в прокуратуру, что его ломом насиловали. Тоже шум поднялся, возили его по всем врачам, освидетельствовали. В итоге ничего не подтвердилось. Мы потом на него даже в суд за клевету подавали,– коллеги Руслана открыто не защищают его, но цеховую солидарность всё же сохраняют, предлагая «дождаться результатов проверки».

По просьбе Царьграда несколько разных психологов-профайлеров, которые занимаются диагностикой невербального поведения человека, посмотрели предсмертное видео Евгения. Их вердикт примерно одинаков – человек уверен в своей честности и очень сильно переживает несправедливость.

Молодой человек к записи явно готовился, описание слишком подробное, не характерное для повседневного пересказа. Возможно, такое описание используется при даче показаний, с которой он столкнулся, и при записи видео он опирался на такую форму преподнесения информации.

Скорее всего, человек описывает всё как было, происходившее с ним. Эмоции включались на значимых для него ценностях – честности и справедливости. Возможно, именно для этого человека честность – это было особой ценностью. И в сложившихся обстоятельствах он не смог её отстоять. Гнев, который был вызван обвинениями, спровоцировал бы ещё большую ответную агрессию. И Евгений не нашёл выхода эмоциям, они не могли быть реализованы в ситуации, в которой он оказался. Это вызвало психологическую фрустрацию,– говорит Анатолий Кречетов, профайлер, автор курсов по НЛП.

Другой психолог увидел на предсмертном видео человека, находящегося в стрессе и верящего в то, что говорит.

В своём последнем обращении автор не говорит – то, что случилось после, его ли это решение или его к этому настойчиво подтолкнули. Тут возможно и то и другое. Очевидно, что он пережил сильный стресс, некую травму. Есть люди, которые могут пройти через травму и жить дальше. А есть те, которые физически пережили, а психологически – нет,– говорит Надежда Афанасьева, НЛП-тренер.

Под давлением СМИ и соцсетей сразу три силовых ведомства принялись под лупой изучать события 22–29 сентября. На каких основаниях закрыли дело о гибели Ипатова? Какие методы допроса использовал опер Руслан? Как Евгений оказался перед движущимся поездом?

И следком, и прокуратура, и ГУВД в один голос заявили: на основании результатов этих проверок будет ясно – станут ли силовики искать виновного в смерти парня или признают его гибель самоубийством и спишут дело в архив.

И вот спустя 3 месяца после гибели, 28 декабря прокурор Краснодарского края Сергей Табельский заявил, что заведено уголовное дело по статье «Превышение должностных полномочий, совершённое с применением насилия, оружия либо спецсредств или же с причинением тяжких последствий».

(Visited 5 times, 1 visits today)