Они бомбами хотели «оттяпать» Армению от СССР

История терроризма в Советском Союзе началась с армянских сепаратистов

45 лет назад, 8 января благополучного 1977 года, в вагоне московского метро произошёл теракт — сработало самодельное взрывное устройство. Ещё две бомбы, заложенные в других местах, бахнули практически вхолостую. Чекисты сработали довольно оперативно, и вскоре преступников поставили к стенке.

Семь погибших и 30 раненых — руководство Советского Союза было в шоке. Через полчаса — второй взрыв, в магазине № 15 на улице Дзержинского (ныне Большая Лубянка). К счастью, все отделались лёгкими травмами. В третий раз, ещё через несколько минут, вообще никто не пострадал. Террористы заложили взрывное устройство в массивную «сталинскую» чугунную урну около продовольственного магазина № 5 на улице 25 Октября (ныне Никольская), и она сработала как щит. Вся сила взрыва ушла вверх, как из пушки.
Сказать, что страна «встала на уши» — ничего не сказать. Терроризма в СССР просто не было, точнее, про него все накрепко забыли. КГБ и МВД тут же поставили в колено-локтевую позу и начали активно иметь, было за что. Но интересней всего настроения простых людей. Автор этих строк прекрасно помнит, что тогда говорили взрослые, какие версии выдвигались.

«Либо прибалты, либо западные украинцы, бандеровцы недобитые. По указке американцев. Больше некому. И тех и других не добили, не достреляли, проявили преступную мягкость. И Сталин виноват, и Хрущёв тоже», — считал друг отца, ветеран ВОВ, орденоносец Владимир Тихомиров.

Действительно, с прибалтами, среди которых число предателей и военных преступников просто зашкаливало, обошлись крайне мягко. Через два года после окончания войны всех просто помиловали — произошла амнистия. Сталин, увы, был в своём репертуаре, он рассчитывал добротой перевоспитать бандитов.

«В ходе амнистии 1947-го из лесов вышло и более половины „братьев“. Многие из них потом занимали видные должности, никто им не припоминал прошлое», — говорит латвийский журналист и историк Юрис Пайдерс.

Вождь жестоко ошибся, и события конца 80-х это наглядно показали.
«Западенцев» Сталин не амнистировал, до середины 50-х по лесам бродили мобильные группы НКВД (потом — МВД) и отлавливали бандитов. Искали схроны, склады оружия, перехватывали курьеров из-за «бугра». После войны «щирые» националисты сменили хозяев работали на западные спецслужбы, так что воевали, по сути, с американцами и англичанами. Именно воевали: иногда даже приходилось подключать авиацию и применять лёгкую бронетехнику.

Всё закончилось после того, как 17 сентября 1955 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны в 1941—1945 годов». Бандеровцев не только перестали преследовать, но и осужденных выпустили из лагерей! В этом видится предательство, никак не иначе.

Тем не менее, народные версии о прибалтах и «западенцах» оказались неверными. А других и не было. У следователей тоже.

Между тем чекисты вовсю «копали». В ходе следственных работ отличилась группа под руководством генерал-лейтенанта Вадима Удилова, они нашли и идентифицировали предмет, из которого было сделано взрывное устройство. Им оказалась чугунная утятница.
Параллельно шла идентификация сумки, в которой находилась бомба, её вскоре тоже опознали. Оба следа привели в Ереван: там утятницы данной модели продавались, а сумку и вовсе сшили на местной фабрике. Но после этих успехов следствие застопорилось, город большой, и как вычислить там террористов было непонятно.

Прокололись они сами — 2 ноября 1977 года на Курском вокзале нашли бесхозную сумку. В столице действовал чрезвычайный режим, все подобные предметы подвергали осмотру с эвакуацией людей. Как оказалось, в этот раз всё сделали не напрасно, обнаружилась четвёртая бомба. Она не взорвалась только потому, что террористы проявили халатность — подключили к ней севшую батарейку. С риском для жизни чекисты вынесли взрывное устройство с вокзала, а подоспевшие сапёры обезвредили опасную находку.

Рассчитывая на мощный взрыв, террористы бросили в сумке одежду, по которой их и опознали. В идущем в Ереван поезде тут же были арестованы двое — рабочий Акоп Степанян и художник Завен Багдасарян. При первом же допросе они сдали и главаря-организатора — Степана Затикяна.

И тут в КГБ схватились за голову — в предвкушении страшной кары со стороны Кремля. Дело в том, что Степан Затикян уже был судим за создание «Национальной объединённой партии Армении». В программе значилась независимая Армения, также собирались оттяпать кусок Турции и к ней его прирезать. Как оттяпать? Не иначе как ножницами на карте, других вариантов как-то не просматривалось.

Псевдопартия даже выпускала собственную подпольную газету «Парос» («Маяк»), где печатали примерно такую же «пургу», как по теме войны «свободной Армении» с Турцией. В 1968-м чекистам, которые с самого начала отслеживали деятельность националистов, всё это надоело, и сепаратистов посадили. Но сроки дали на удивление небольшие, Затикян вышел на свободу уже через четыре года, другие ещё раньше.

И Затикян продолжил «зажигать» — стал писать властям требования выпустить его за границу, где «не угнетают армянский народ». К сожалению, психиатрической экспертизы произведено не было, похоже, тут чекисты сильно прокололись.

На суде Степанян и Багдасарян свою вину признали, Затикян — нет. Более того, он снова продемонстрировал «своеобычность» мышления.

«Я уже неоднократно заявлял, что я отказываюсь от вашего судилища и ни в каких защитниках не нуждаюсь. Я сам есть обвинитель, а не подсудимый. Вы не властны меня судить, поскольку жидороссийская империя — не есть правовое государство! Это надо твёрдо помнить», — с такими словами Степан Затикян выступил на суде.

«Жидороссийская» в устах армянина — это, конечно, сильно.

«В Торе упоминаются имена потомков Ноя, и кто откуда происходит. Я посмотрел в комментарии Дона Ицхака Абарбанеля, жившего в конце XV века в Испании. Он приводит цитаты из книг, написанных мудрецами предшествующих поколений, и, среди прочего, пишет, что от Хула, сына Арама, сына Шема пошли армяне, таким образом, армяне — потомки Шема, то есть являются семитских народом», — считает раввин Бен-Цион Зильбер. Верить этому или нет — дело каждого.

Затикяна и его подельников расстреляли, иначе народ бы не понял — слишком много было на них крови. Несмотря на то, что в СССР как бы действовала цензура, и в газетах такое не публиковали, все всё знали. В каждой семье имелся кто-то, кто работал в милиции, прокуратуре или КГБ, несмотря на все «грифы» информация расползалась.

«Я не могу избавиться от ощущения, что взрыв в московском метро и трагическая гибель людей — это новая и самая опасная за последние годы провокация репрессивных органов», — тут же заявил «правозащитник» Андрей Сахаров. После сего заявления чекистам пришлось взять его под усиленную охрану дабы академика не растерзали простые граждане.

Отношение русских людей к армянам в целом тогда не поменялось, хотя вопросы у простых людей появились. Особенно в части заявлений националистов о том, что их республика, якобы, содержит Россию. Качество выпускаемой там продукции было известно, оно ужасало. Так, организации всеми правдами и неправдами старались не брать автомобили Ереванского автозавода — они моментально ломались. А станки — это вообще было нечто.

«Привезли нам 675-е производства Ереванского завода фрезерных станков. У одного неустранимый перекос продольной направляющей 0,5 мм! У другого „хобот“ двигался по синусоиде с амплитудой 0,3 мм! У обоих отвратное качество сборки, попадались болты „закрученные“ кувалдой. Это ещё что… Бывало, в серьге хобота вместо подшипника тряпка, набитая солидолом», — вспоминает один рабочий на известном «Металлическом форуме».

ЭВМ «Наири» — вообще песня, только очень грустная, они тупо не функционировали. В частности, потому что многие провода отсутствовали, их «забыли» припаять. На предприятиях новые аппараты перебирали с частичной заменой радиодеталей. Первым делом выкидывали изделия Камовского завода элекролитических конденсаторов (г. Камо, Нагорный Карабах) — они взрывались как гранаты!

Вопросов у народа добавило и крупнейшее в истории СССР ограбление Госбанка, оно произошло в том же 1977 году, 5 августа. Николай Калачян и Феликс Калачян похитили у народа почти полтора миллиона рублей! Для тех лет — колоссальная сумма!

Тем не менее, когда случилась трагедия в Спитаке, русские люди слали в Армянскую ССР теплые вещи, продукты, прочие товары повседневного спроса. Сдавали кровь, приезжали добровольцами — разгребать руины и спасать людей. И повсюду натыкались на свидетельства того, что местные сами виноваты в случившемся. При строительстве разработанных русскими инженерами сейсмостойких зданий армяне разворовали чуть ли не весь цемент и арматуру, по сути, это был не железобетон, а почти чистый песок. Именно поэтому такие жертвы — всё просто моментально развалилось.

Сегодня Армения — независимое государство. Мечта Степана Затикяна сбылась. Почти. Осталось отщипнуть кусок Турции. Вот только османы подобный юмор могут и не оценить.

(Visited 57 times, 1 visits today)