«Россия — это не отец нам, а серийный насильник»

Евродепутат от Польши Радослав Сикорский пообещал, что Кремль «получит по яйцам»

Так польский политик ответил министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову, назвавшему НАТО геополитическим проектом по освоению территорий, оставшихся после распада Организации Варшавского договора. «Уясните себе раз и навсегда, говорю понятным вам языком. Мы не осиротели, потому что вы никогда не были нашим отцом. Скорее серийным насильником. Вот почему вы не достигнете цели», — написал польский евродепутат в своём Твиттере.

Пикантности ситуации добавляет то обстоятельство, что пан Сикорский ранее возглавлял польский МИД. Стремительная деградация дипломата до уровня трамвайного хамла вызывает недоумение. Ведь в приличном обществе «базар» принято фильтровать.

— Польскую элиту до сих пор мучает комплекс «жертвы», что Россия придёт и лишит её независимости, — говорит политолог Вадим Трухачёв. — Кроме того, Польша пытается понравиться западным партнёрам, для чего демонстрирует свою русофобию — которая, впрочем, имеет местные глубокие корни.

Ещё один элемент — это низкая политическая культура и позёрство, свойственное польским политикам. Вот и господин Сикорский не избежал соблазна поддаться ему и скатился до откровенного хамства. Представить себе нечто подобное, например, в Швеции (тоже, к слову, стране предельно антироссийской) крайне трудно.

Есть и ещё один момент. Польша пытается утвердить себя в роли «империи» в восточной части Европы. Главного государства — центра-притяжения. А Россия выступает в роли естественного противника, поскольку Польша видит частью своей сферы влияния огромный треугольник Грузия — Эстония — Словения. И, чтобы отвести глаза от собственных больших геополитических планов, переводит стрелки на Россию.

Напомню также, что господин Сикорский является соавтором программы «Восточное партнёрство», нацеленной на отрыв от России бывших советских республик. Нынешняя российская политика вступает в явное противоречие с этой программой. Россия перешла дорогу не только Польше как стране, но и лично Сикорскому. И потому он скатился до истерики, которая совершенно не похожа на поведение бывшего министра иностранных дел, — считает Вадим Трухачёв.

Публицист и политический обозреватель Дмитрий Бабич пояснил, что в Польше русофобские настроения имеют свою специфику. В этой стране у представителей политической элиты, да и среди интеллигенции, исторически сложилась традиция недоверия к России. Когда при Екатерине Великой польские земли вдоль Вислы вошли в состав Российской империи, оказалось, что значительную часть российского дворянства составили поляки. Ведь в Польше дворян — шляхтичей — было очень много, документы, свидетельствующие о благородном происхождении, шляхтичи получали самыми разными путями. Но раз есть соответствующие бумаги, то все они считались принадлежащими к привилегированному сословию.

И Екатерина, и Павел, а в начале своего царствования и Александр I, к полякам относились очень благосклонно и пристраивали их на тёпленькие места: кого — в министерства, кого — в армию, а некоторых приближали к императорскому двору. Тот же Адам Чарторыйский, ярый русофоб, которого соотечественники прочили в короли независимой Польши, по молодости служил в гвардии, был пожалован в камер-юнкеры и дружил с будущим императором Александром I.

Но во время войны 1812 года поляки поддержали Наполеона Бонапарта. Император Франции увлёкся польской графиней Марией Валевской, и, в пылу страсти, пообещал восстановить царство Польское. Обещание своего он не сдержал, а былое расположение и доверие российского императора польские дворяне потеряли. Их начали дискриминировать, что стало поводом для недовольства.

Весь 19 век польская шляхта играла в оппозиционеров и культивировала в своем кругу русофобские настроения. В 20 веке, после того как 11 ноября 1918 года Пилсудский провозгласил независимость Польши, они еще больше усилились: Европа крайне отрицательно восприняла коммунистические идеи, революция в России пугала. И Польша как сказали бы сейчас, последовала общеевропейскому тренду.

После Второй мировой Польша вошла в социалистический блок. Поскольку Львовская и Тернопольская области отошли к СССР, украинские националисты, пролившие немало польской крови, оказались за границей и перестали «делать больную голову» Варшаве. Казалось, прошлые обиды должны быть забыты. Ведь Красная Армия освободила Польшу от немецких оккупантов. Десятки тысяч тонн продовольствия, грузовые автомобили, самолеты, зимнее обмундирование, бензин, керосин СССР поставил для Войска Польского в 1944—1945 года. А ведь эти ресурсы так были нужны самим!

Санитарные части РККА хлорировали колодцы, выявляли и лечили инфекционных больных, военные железнодорожники восстанавливали железные дороги и мосты, солдаты помогали крестьянам в сельхозработах… Казалось бы, наши страны сплотила общая трагедия.

Но, оправившись от потрясений, вызванных войной, польская интеллигенция начала выступать против коммунизма и против влияния СССР. Отношение к советскому периоду было пренебрежительным, типа, попали в яму истории… И, опять-таки, эти настроения были свойственны тем, кто относил себя к интеллектуальной элите. Соцопросы показывают, что большинство поляков вспоминают советский период с ностальгией.

— Сейчас большинство поляков хочет нормальных отношений с Россией. Но это люди занятые, они много работают, семьями своими занимаются. А антироссийское меньшинство активное. Они пишу статьи в газеты, делают фильмы, создают группы в соцсетях. Они представлены в органах власти. Их любимое занятие — выискивать российских шпионов и во всём находить заговоры. И верят в миф о том, что Качиньского убил тандем Путина и Туска (речь о разбившимся ­10 апреля 2010 года самолёте под Смоленском, на борту которого находился президент Польши Лех Качиньский — ред). Якобы, люди Туска взрывчатку в самолёт заложили, а Путин туман организовал. Это бред, но легенда, тем не менее, бытует.

Но есть и небольшие группы поляков, которые, к примеру, помогают нашим «Ночным волкам». Польские власти запретили им въезд как участникам автопробега в честь Дня Победы. Байкеры въезжают как туристы, а поляки дают им свои мотоциклы, чтобы они смогли проехать через территорию Польши и дальше, по Германии. Есть люди, ухаживающие за могилами советских солдат, погибших при освобождении Польши. В боях полегло 477 тысяч красноармейцев. И этих людей часто обвиняют в пророссийских настроениях, прессуют.

Дмитрий Бабич обратил внимание на то, что с глазу на глаз поляки часто говорят о симпатиях к России. Но если собирается небольшая компания, 3−4 человека, то разговоры ведутся уже осторожно, стараются избегать острых тем. Ну а на уровне парламента — неприкрытая русофобия.

— Но не надо преувеличивать силу польского национализма. Русофобия сильна, потому что сейчас победила ультралиберальная идеология. Она рассматривает Россию и Китай как врагов, как последнее препятствие на пути к полной победе. Идеологи ультралиберализма используют националистов, чтобы максимально ослабить свих противников.

В Канаде и США много эмигрантов из Польши и с Украины. Так вот, в 80-е годы, когда были живы люди, воевавшие под знаменами Бандеры, отношения украинской диаспоры к СССР было намного лучше. Настрой был — помогать украинцам, некоторые эмигранты даже думали о возвращении.

То же и с поляками. Были активные общества дружбы между Польшей и Россией. Потом активизировались ультралибералы. Польша вступила сначала в НАТО, потом — в ЕС. Казалось, русофобские настроения должны утихнуть, ведь страна должна чувствовать себя защищённой. Но этого не произошло. Нужно, чтобы ослабла ультралиберальная идеология. Тогда снизится и градус русофобии, — полагает Дмитрий Бабич.

(Visited 137 times, 1 visits today)